Дух современного воспитания девиц и его следствия

Статья
Мы продолжаем публикацию отрывков из книги иеромонаха Порфирия (Левашова) (†1868), старца Глинской пустыни, автора произведений на духовно-нравственные темы, которые печатались в журнале «Странник».

По образу нынешняго воспитания девиц можно подумать, что оне принадлежат не семейному кругу, а свету; ибо принято за правило учить их искусству нравиться; родители хотят, чтобы девицы были незастенчивы, свободны, ловки, находчивы, остры на слово, знали языки, словесность, музыку, умели петь и танцевать и, как говорится, вести себя всегда и везде прилично.

Воспитатели держат их в беззаботной неге — как будто им в самом деле предназначена доля не знать трудов и занятий, свойственных их полу, — и не считают нужным приобщать девиц к духу христианства и подчинять их высоким его правилам.

Закон Божий и другие духовные и нравственные предметы изучаются ими поверхностно и лишь постольку, поскольку это входит в расчеты светские, не осуществляются ими в жизни. Например, когда Церковь заповедует пост, им разрешают вкушать любую пищу, или когда Церковь призывает на молитву, оне или предаются сну, или занимаются, чем не должно, или бывают там, где не следует.

Но девица, не получившая при воспитании ни религиозного настроения, ни навыка к трудам, к чему может быть способна с светскою своею научностию, с обычными своими привычками? Сделавшись супругою, она отяготит своего мужа.

Вместо того, чтобы заниматься хозяйством и смотреть за всем самой, она употребит на это чужие руки и чужой глаз и в собственном доме будет как не своя.

Она будет искать лишь развлечений, стремиться в свет, блистать нарядами и красотою; следить за модою и ни в чем не отставать от нея, не рассчитывая средств, какими владеет, и не считаясь с тем, какое место занимает муж ея.

Возрастают долги его или растрачивается имущество — это для нее дело как бы стороннее: пускай все идет прахом, лишь бы исполнялись ее прихоти.

Напрасно захотели бы вы вразумить ее или ввести в пределы должного порядка и умеренности: она скорее решится на какую-нибудь крайность, нежели откажется от своих требований в пользу семейства или мужа.

В самом деле, как часто одна мелочная прихоть жены, не уваженная мужем, бывает причиною их разрыва!Посмотрите между тем на женщину из низших слоев народных; это поистине страдающее существо: кроме воспитания детей, на ней лежат все почти работы домашнего быта, она во многом даже заменяет своего мужа, так что он несет тяжести гораздо менее ея.

Когда все еще покоятся крепким сном, она уже бодрствует и занимается своими делами, но при всем этом не смеет располагать своею собственностию и своими изделиями. Часто притом вместо благодарности и доброго слова она слышит брань и укоризны, а иногда и принимает побои. И все это переносит так благодушно, что никто не замечает душевных ея скорбей; все обычно видят ее бодрою и веселою.

Отчего такая твердость в простой женщине? Оттого, что она воспитана ближе к природе и в духе святой веры, не расслаблена негою, не испорчена потворством и заранее приспособлена ко всем обстоятельствам семейной жизни.

В самом деле, видишь резкую противоположность между женщинами высшего и низшего круга. Одна, например, во время болезни окружена бесчисленными удобствами и услугами. Если она болеет зимою, то остается в достаточно нагретых комнатах, лежит на мягком ложе, под многими теплыми покровами, и перед ней расставлены различные лекарства. А в летнее время, когда она больна, ее выносят в другие комнаты, более прохладные, либо даже перевозят в другое, более или менее отдаленное место жительства, и окружают всеми — не только естественными, но и искусственно созданными условиями выздоровления.

Между тем и при всей возможной помощи она все-таки страдает и едва в состоянии переносить припадки болезни.Другая имеет одну только комнату, да и ту иногда грязную и душную; голая скамья или прилавок служат ей постелью, а одеялом — верхнее платье, нет у нее ни врача, ни прислуги, которая готовила бы ей пищу или ходила бы за нею.

Но при всем том она переносит свою болезнь гораздо легче, чем первая, снабженная всеми удобствами и способами врачевания. Недостаток их восполняется самою природою, которая незаметно доставляет больной врачебную помощь.

Одна часто подвергается жестоким болезням от оскорбленного самолюбия или чрезвычайной раздражительности; другая, напротив, с твердостью переносит все скорби и напасти единственно потому, что одушевляется верою и обуздывает свое самолюбие. У первой к тому же бывает столько патологических явлений, каких и сама врачебная хитрость объяснить не может!

Итак, изысканное и угодливое воспитание выводит женщину из нормального состояния, развивает в ней начала физического разрушения, делает ее раздражительною, своенравною, заносчивою и прихотливою, тогда как богатые средства воспитания должны противодействовать растлению человеческой природы — сглаживать, по возможности, ее недостатки, отсекать дурные привычки и наклонности, смягчать суровость, укрощать страсти, облагораживать нравы и чувства, пробуждать и раскрывать силы духа настолько, насколько они требуются для христианской деятельности.

И, естественно, с какими странностями девица разовьется в семействе, с такими же вступит и в общество. Там она к высшим будет неуважительна, пред равными горда, для низших недоступна и этим настроит против себя всех, а мужа своего поставит в самое неприятное положение. Оттого-то брачные союзы, особенно в настоящее время, утратили во многом свою ценность.

Часто люди молодые по внешним условиям своей жизни и могли бы вступить в брак, но боятся связать себя тяжелыми требованиями супружества и чрез жену с превратным воспитанием уронить себя в мнении общества. Если же и решается кто связать себя узами брачной жизни, то не иначе, как с верным расчетом на богатое приданое! Значит, и в свете не очень-то дорожат самим воспитанием девиц: они идут как бы в придачу!

Изысканное и угодливое воспитание выводит женщину из нормального состояния, развивает в ней начала физического разрушения, делает ее раздражительною, своенравною, заносчивою и прихотливою, тогда как богатые средства воспитания должны противодействовать растлению человеческой природы — сглаживать, по возможности, ее недостатки.

Девица с таким воспитанием обещает еще менее отрадного, когда в свое время становится матерью. Не привыкнув ограничивать свою деятельность семейным кругом, будет ли она иметь терпение постоянно находиться при детях? Нет, ей покажется необходимым отдать их в чужие руки. И чем более будет этих рук, тем более будет неудач: ибо чего не услышат, чего не увидят эти несчастные дети от приставленных к ним людей!

Да и сама мать, не напитанная духом христианским и всегда кружащаяся в вихре суеты, что полезного может сообщить детям? Только познакомить их со своими наклонностями, посеять в них собственное легкомыслие, расположить их к своим прихотям, словом — передать им в наследство не золото, не серебро, не камения многоцветные, а дрова, сено и тростие!

Удивительно ли после сего, что юноши, воспитанные под влиянием таких матерей, вдаются во все крайности буйного своеволия; что цветущее состояние их поглощается непомерною роскошью и мотовством; что брачные союзы разрываются вероломством и ревностью; что раздоры и несогласие убивают семейную жизнь? Это неизбежные следствия небрежного воспитания; это грехи, вопиющие против тех женщин, которые, не имея понятия о своем назначении и легкомысленно проведши детство и юность в пустых занятиях и рассеянности, вступают в важные отношения супружеской жизни, становятся матерями без должного женского образования, даже с испорченным умом и сердцем.

Но дайте им воспитание в духе истинно христианском — воспитание, сообразное с их назначением и домашним бытом, приготовьте их к роли знающих хозяек, достойных супруг, благоразумных матерей. И вы увидите, какая за этим последует во всем перемена: семейная жизнь потечет светлою струею, без перерывов и столкновений, расходы сократятся, прихоти и причуды всякого рода уступят место существенным потребностям, во всем окажется избыток.

Дети будут соревноваться с матерями в чести и добродетели так же, как теперь спорят с ними о нарядах, моде и искусстве нравиться. И тот, и другой пол явят высокие характеры, и члены семейства,будучи все согласны между собою в целях жизни, сольются в одно прекрасное целое. Таким благотворным могло бы быть христианское воспитание девиц!

Журнал «Глинские чтения»

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.