Истоки русской педагогики

Статья

Глубокое и многогранное педагогическое наследие подвижников Глинской пустыни, которую преподобный Серафим Саровский называл «высшей школой духовной жизни», включает не только различные аспекты семейного и школьного воспитания подрастающего поколения, но и высшие проявления православной педагогики: педагогику старчества и монастырскую педагогику.

Сегодня наш разговор о монастырской педагогике, то есть о системе воспитания, которая сложилась в иноческих обителях. Именно в монастырях православная педагогика нашла свое наиболее полное воплощение и завершение.

Монашеская обитель, в которой созданы все условия для совершенствования и развития духовных сил человека, всех сторон его личности (нравственной, умственной, эстетической, физической), является благодатной средой для воспитания.

Монастырь воспитывает людей, в душах которых возобновляется духовная благодатная жизнь, утраченная человеком вследствие грехопадения. В условиях монастыря союз человека с Богом восстанавливается в полной гармонии и идеальной реальности.

Интерес к монастырской педагогике определяется в наши дни именно теми высокими результатами, которых она достигла, явив миру многие и многие примеры истинных подвижников благочестия, светильников веры, героев Отечества.

Именно в монастырях православная педагогика нашла свое наиболее полное воплощение и завершение.

Великий глинский старец и просветитель схиархимандрит Иоанн (Маслов) в своих трудах не случайно уделяет монашеству столь большое внимание. Русское иночество принесло огромную пользу государству в области просвещения.

Творения русских монахов ярко свидетельствуют о том, что иноки внесли весомейший вклад в сокровищницу отечественной науки и литературы. Монахи не ограничивались только личным образованием, в области которого многие из них достигли замечательных успехов, но значительно содействовали и образованию общественному. Заслуги монастырей в области народного просвещения не сводились к созданию школ.

Важное значение имели также монастырские библиотеки. Монахи переводили на русский язык творения святых отцов, переписывали древние книги. Неудивительно поэтому, что монастырские библиотеки содержали десятки тысяч рукописей и книг духовно-нравственного содержания.

Можно утверждать, что в России не было другого сословия, которое проявило бы себя столь же деятельно в сфере просвещения, как монашество.

Просвещая общество нравственно, русские монахи много содействовали и его внешнему благосостоянию. Благотворительная деятельность иноков выразилась в устройстве странноприимных домов, больниц, богаделен, домов для сирот, нищих и т.п.

Благотворение монахов особенно умножалось в дни голода, войн и других общественных бедствий. В это время в монастырях находили приют многие обездоленные. Всем им монахи помогали и материально, и нравственно.

Можно утверждать, что в России не было другого сословия, которое проявило бы себя столь же деятельно в сфере просвещения, как монашество.

Наряду с широкой благотворительностью русское монашество принимало деятельное участие современного ему общества и другими способами.

Один из них – молитва за мир, за Россию. Монахи испрашивали у Бога видимых духовных благ для мирян, для государства. Только Всеведущему Богу известны те бесчисленные благодеяния, которые низводили на Русское государство монахи своими молитвами.

Патриотическое служение иноков выражалось не только в укреплении духа русского народа в годину тяжелых испытаний, но и в том, что некоторые монахи становились полковыми и флотскими священниками. Монастыри открывали лазареты, лечили раненых.

Монахи испрашивали у Бога видимых духовных благ для мирян, для государства. Только Всеведущему Богу известны те бесчисленные благодеяния, которые низводили на Русское государство монахи своими молитвами.

Хозяйственная деятельность монастырей служила примером рационального ведения сельского хозяйства. Использование монастырского опыта позволяло значительно повысить плодородие земель, улучшить культуру земледелия, развивать садоводство, огородничество, рыболовство, пчеловодство, а также многие ремесла.

С полным основанием можно утверждать, что монашество в России представляло собой огромную созидательную силу, оказывавшую благотворное нравственное влияние на общественную жизнь страны. Вся многовековая история русского монашества убедительно подтверждает жизненность его духовного опыта в осуществлении главной нравственной задачи, которая стоит перед человеком.

История русского монашества представляет огромный интерес для педагогов, поскольку она является прежде всего историей успехов православного воспитания. Поэтому долг историка педагогики, как пишет один из исследователей, — говорить «о нравственных и народолюбивых подвигах монахов, о тех подвигах, которые, выходя из узких границ личных интересов, широким потоком изливались из пустынных убежищ на обширную долину светского общества».

История русского монашества представляет огромный интерес для педагогов, поскольку она является прежде всего историей успехов православного воспитания.

Особая заслуга схиархимандрита Иоанна (Маслова) заключается в том, что в своих трудах он раскрыл педагогические аспекты деятельности монастырей. Принципы, формы и методы монастырской педагогики рассматриваются отцом Иоанном на конкретных примерах.

Так, он пишет о великом значении Оптиной пустыни в духовной жизни русского народа. Философ-славянофил И.В. Киреевский, сознавая высоту нравственного строя Оптиной пустыни, писал, что для ознакомления с христианством необходимо познакомиться с жизнью оптинских старцев.

Своим внешним и духовным расцветом Оптина пустынь обязана трудам ее настоятеля схиархимандрита Моисея (Путилова),который управлял обителью в течение 40 лет — с 1822 по 1862 гг. Педагогические аспекты его служения раскрыты отцом Иоанном (Масловым) в трудах «Настоятель Оптиной пустыни схиархимандрит Моисей (Путилов) и его пастырская деятельность», «Лекции по пастырскому богословию» и других.

Умелым и мудрым обращением с подчиненными отец Моисей врачевал души вверенных ему насельников обители. Однако при мудрой снисходительности отца Моисея его правление вовсе не было слабым. Он редко взыскивал, долго молчал, хотя и видел какие-либо беспорядки, но тем не менее в случае надобности умел вразумить, кого требовалось, и напомнить ему о послушании.

Нерадения или небрежности в деле послушания, на которое он сам смотрел и всех приучал смотреть как на дело Божие, он весьма не любил, и тому, кто в этом оказывался виновным, он в свое время давал почувствовать свою вину.

Схиархимандрит Моисей был истинным патриотом своей Родины. Он, по свидетельству жизнеописания, имел «патриотическую отзывчивость к бедствиям Отечества». В годы Крымской войны отец Моисей живо интересовался всеми событиями на фронте и горячо принимал к сердцу победы и поражения русских войск. Его сострадательное сердце откликалось на бедствия в любом уголке нашей Родины.

Случался ли где пожар, голод или какое-нибудь другое стихийное бедствие, он всегда был усердным жертвователем на нужды пострадавших.

Отец Моисей использовал следующие методы, средства и приемы при воспитании:

— обращался к совести человека, приучал каждого все делать по совести;

— не дозволял уклоняться в своеволие, одновременно всякому благоразумно предоставляя свободу;- всегда благодарил за труд, считая лучшей наградой — доверие;

— провинившемуся предоставлял возможность загладить свою вину;

— делал замечание только тогда, когда виновный находился в подходящем состоянии: хорошем, спокойном расположении духа;

— делал замечания не ежечасно и ежедневно, а достаточно редко, за один раз высказывая все, что необходимо, что действовало сильнее часто повторяемых выговоров;

— жалобщика побуждал первым делать шаг к примирению;

— учил братию благодушно переносить немощи окружающих, ни при каких обстоятельствах не сомневаясь в возможности исправления любого человека;

— говорил с каждым сообразно с его понятиями;

— старался направить к полезному волю всякого;

— всегда сам избегал осуждения и учил этому других;

— учил любить Родину;

— для того, чтобы человек мог лучше, без обид, воспринять его слова, просил прощения даже у тех, перед кем не был виноват.

Этими принципами может и должен руководствоваться в своей практической деятельности не только каждый церковный пастырь, но и каждый педагог, где бы он ни трудился.

В наши дни, когда российская система образования начинает освобождаться от атеистических пут, монастырская педагогика привлекает все большее внимание не только исследователей и теоретиков, но и практиков школьного дела.

Недаром широкое применение в образовательном процессе находят труды схиархимандрита Иоанна (Маслова), в которых раскрываются принципы, формы и методы, получившие воплощение в системе монастырского воспитания. Сотни и тысячи учителей и преподавателей высшей школы, сознают важность обращения к опыту педагогической деятельности русских монастырей для современной системы образования и воспитания.

Н.В. Маслов,
президент Фонда святого благоверного князя Александра Невского,
ректор Московской педагогической академии,
доктор педагогических наук.
Журнал «Глинские чтения»

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.