Обрядовая сторона праздника Крещения Господня в Древней Руси

Статья
Этот церковный праздник был поистине всенародным торжеством, которое возвышало религиозные чувства русских людей, воспитывало в них чувство благоговения к святыне, укрепляло святую православную веру.

В древней Руси праздник Крещения, или Богоявления Господня, назывался еще «праздником светов», так как в навечерие Богоявления был обычай просвещать святым крещением оглашенных (1). Обрядовая сторона праздника сформировалась под влиянием традиций Восточных Церквей и национальных особенностей. В первые века христианства, как свидетельствует Святой Иоанн Златоуст в Беседе на Крещение (беседа 37-я), освящение воды совершалось в полночь накануне Богоявления (2). Однако спустя полвека после Златоуста, а именно во второй половине V века, водоосвящение стали совершать не в полночь, а в навечерие Богоявления. Введение такой практики приписывается Константинопольскому патриарху Петру Гнафею (современнику императора Зенона Исаврянина) и Антиохийскому патриарху Петру Фулону. Подобное же сказание существует и о Иакове Эдесском (V век).

До XI века великое водоосвящение совершалось Восточными Церквами только один раз: в навечерие Богоявления — Константинопольской и Антиохийской, в полночь — Иерусалимской Церковью. Об этом сказано в кратком начертании студийского устава, в древнейших триодях, (3) в записках русского паломника игумена Даниила (4).

В XI — XII веках появляется современный обычай совершать водоосвящение дважды: в навечерие праздника в храмах, а в самый день Крещения на реках и источниках, ибо Христос крестился вне храма.

В литургических памятниках XIII века этот обычай возводится в правило. Так, двукратное освящение воды предписывается Севастьяновским уставом XIII века и Синодальным № 456 того же времени (5).

В первый период существования христианства на Руси великое освящение воды в Русской Церкви совершалось только в канун праздника Крещения. Под именем «водокрещи» оно упоминается Ипатьевской летописью в 1148 году. Это объясняется тем, что на Руси до XIV века господствовал Студийский устав, а по указанию полных студийских уставов славянской отрасли освящение воды предписывалось только один раз — в навечерие Богоявления (6).

Вероятно, двукратное освящение воды в Русской Церкви началось не ранее второй половины XIII века, когда Иерусалимский устав стал постепенно вытеснять из употребления устав Студийский. Впрочем, славянские памятники говорят как о двукратном освящении воды, так и об однократном. Первое предписывается, например, сербским требником ХV века.

Но даже в XVI веке преп. Максим Грек написал особое сочинение в защиту нового обычая совершать водоосвящение на источниках в день праздника (7). А патриарх Никон отменил двукратное освящение воды, объясняя это тем, что в начале принятия христианства на Руси воду освящали один раз. Однако это решение патриарха Никона было отменено на Московском соборе 1667 года, где окончательно был решен вопрос о двукратном освящении воды в Богоявление.

Древнейшее для Русской Церкви описание чина богоявленского водоосвящения встречается в полном Студийском уставе по рукописи XII века. По его указанию практика ХII века не отличалась от современной. В одних памятниках более позднего периода (XIII — XIV веков) порядок водоосвящения почти такой же, как и теперь (служебник митрополита Киприана), в других — существенно отличается («Слово о кресте»).Современный вид чин водоосвящения получил в основном в ХVI веке. Таково изложение его состава в требнике патриарха Никона 1659 года. Но и в ХVII веке были некоторые разногласия по поводу времени совершения водоосвящения. В книге «Чин священнослужения и обрядов, наблюдаемый в большом Успенском соборе» указано на совершение водоосвящения как до, так и после литургии. Лишь в 1681 году патриарх Иоаким «указал сему действу быть после литургии» (8).

Схиархимандрит Иоанн (Маслов) совершает водоосвящение. МДА

В Русской Церкви водоосвящение как в навечерие Богоявления, так и в день праздника совершалось с большой торжественностью и сопровождалось всенародным ликованием. Обрядовая сторона этого праздника на Руси приобрела сугубо национальный характер. В этот день всенародного торжества все от мала до велика шли на «Иордань», то есть на реки и озера, где, несмотря на сильные морозы и глубокие снега, совершался обряд водоосвящения.

Это духовное торжество укрепляло веру Христову в сердцах людей, давало им пищу для богомыслия, вызывая творчество русской мысли. Уже в XVI и XVII веках появились точные сведения о празднествах Крещения Господня, происходивших главным образом в Москве.Торжественное предпразднество начиналось накануне Богоявления.

В этот день читались царские часы, соединенные с литургией и вечерней, после чего совершалось водоосвящение. Если за богослужением присутствовал царь, то царские часы отправлялись в Успенском соборе самим Патриархом. Часы обычно читал протопоп собора, а произносил возгласы и читал Евангелие первенствующий епископ. После отпуста часов провозглашалось многолетие Государю и его семейству, после чего Патриарх произносил поздравительную речь с пожеланием мирного жития и благополучия и осенял всех крестом. В ответном слове Государь поздравлял Патриарха и всех присутствующих с праздником и, получив благословение, уходил в свои покои.

Крещение Господне в Исаакиевском соборе. Икона

Вечерня всегда совершалась в Успенском соборе, на которой присутствие царя и патриарха было обязательным. Во время чтения паремий должностные лица ставили к бакам с водой два стола: один для сосудов с водой и других священных предметов, другой для мощей. На аналое перед ними поставлялась праздничная икона. Зажженные свечи царю и вельможам вручал сам патриарх. Во время освящения воды патриарх сам погружал крест в воду лицом к востоку, держа распятием от себя. По освящении воды патриарх прежде принятия антидора трижды причащался ею, а затем столько же раз давал испить царю, вельможам и всем людям. Эту святыню все принимали не только натощак, но даже и ранее вкушения антидора. По окончании водопричастия и отпуста совершалось омовение чудотворных икон и окропление мощей св. водой. Затем возглашалось многолетие государю, произносилось поздравление, и этим заканчивалось богослужение крещенского навечерия.

Крещение Господне. М.В. Нестеров

Надо сказать, что в Восточной Церкви богослужение навечерии Богоявления особенным торжеством не отличалось. Арсений Суханов, посетивший Иерусалим и присутствовавший за вечерним богослужением 5 января, пишет: «Воду (патриарх) святил в мантии и в епитрахили и в омофоре точию. И прежде крест и потом кропил (святой водой), и ту руку целуют, что под кропилом. А кто хочет пить, и тот почерпнет сосудом и пьет сам, а не так, как у нас — «причащают» (9).Что касается самого праздника Крещения, то это богослужение на Руси проходило более торжественно, чем в канун праздника.

Особенно впечатляющим был крестный ход на Москву-реку. Он совершался при большом стечении народа, а также при участии царя и вельмож (10). Количество людей, собиравшихся на это торжество не из одной только Москвы, а со всей Руси, исчислялось сотнями тысяч человек.

По освящении воды патриарх прежде принятия антидора трижды причащался ею, а затем столько же раз давал испить царю, вельможам и всем людям. Эту святыню все принимали не только натощак, но даже и ранее вкушения антидора.

На реке, на месте водосвятия, устанавливался богато украшенный шатер для царя и балдахин для патриарха. Здесь же к востоку вырубалась крестообразная «Иордань». Шествие к месту водосвятия предваряли стрельцы с оружием общей численностью от 400 до 600 человек. За ними следовало духовенство, начиная с младших, завершалось шествие патриархом. Затем открывалось «государево шествие». Впереди шли военные чиновники, за ними следовали дворяне, стряпчие и стольники в золотых кафтанах, за которыми шла «стряпня царская» из 12 человек. Они несли одежду государеву, в которую он переодевался на «Иордане». Царь во время крестного хода был облачен во все свои регалии, он был в царском венце, с крестом на груди и с посохом в руке, украшенным золотом и драгоценными камнями. Затем шли иностранные гости, приказные и народ. Все шествие охраняли стрельцы. Позади всех ехал кучер на лошади, запряженной в большие нарядные сани, которые предназначались для государя.

Б. Кустодиев. Крещенское водосвятие

Достигнув «Иордани», шествие останавливалось и размещалось на льду реки в строгом порядке. Непосредственно у проруби находилось духовенство, царь со своими приближенными и воины. Остальные участники торжества пестрыми толпами заполняли окрестные берега Москвы-реки. И вот, наконец, наступает долгожданный час Великого освящения воды. Далеко разносятся в морозном воздухе возгласы и стройное пение духовенства. Все, от царя до простолюдинов, стоят без головных уборов, несмотря на лютый мороз и любую погоду. По окончании «Великой Агиасмы» окропляются водой царские знамена, после чего патриарх, почерпнув воды серебряным ведром, отсылает ее «наверх» для окропления икон. Причащается святыни патриарх, а затем и сам царь. При целовании креста первосвятитель окропляет водой царя и его приближенных. Все с верой и благоговением омывают глаза и лицо иорданской водой. В это время морозный воздух наполняется многочисленными звуками: гремят барабаны, грохочут орудия, звенят колокола московских и кремлевских церквей, слышны ликующие крики людей — русский народ возносит благодарение Богу. По окончании торжества крестный ход в прежнем порядке возвращался в Успенский собор. На протяжении всего пути патриарх кропил народ святой водой. Праздник обычно продолжался весь световой день, так что обедать садились при свечах. Надо отметить, что великолепие праздничного дня особенно удивляло иностранцев, о чем свидетельствуют их многочисленные воспоминания.

Б. Кустодиев. Крещенское водосвятие. 1921

Крещенские торжества, только в более скромном виде, происходили по всей русской земле. А как совершался праздник Крещения в Иерусалимской Церкви? Очевидец событий Арсений Суханов отмечает, что чин водоосвящения совершался очень скромно. В своих заметках он поясняет: «после заамвонной молитвы вышед (патриарх) собором святил воду в коливифре (11) освящением богоявленским и, соверша, отошел на свое место. Народу давал крест и кропил. Из купели брали воду сами, кто хочет, и пили, а патриарх не причащает, якоже у нас чин. Епископы же и прочие священники причащаются просто, не облачаючись, якоже у нас чин, облачаясь причащаются» (12).

В древнерусском чине водоосвящения XIII века встречаются любопытные особенности, возникшие, очевидно, под влиянием народного творчества, стремящегося сделать великий праздник как можно торжественнее. Некоторые священники связывали несколько крестов вместе и погружали их в воду в момент ее освящения. Эти кресты затем находились в церкви в течение недели, носились во время великого входа на Литургии. Такой обряд с одними и теми же крестами продолжался в праздник Крещения не один год, а три или четыре. После чего считалось, что кресты получали особенную святость. По мнению совершавших этот обряд, именно связывание крестов и их обнесение на Литургии придавало им особую святость. Крест, по их мнению, был как бы грешником и после такого обряда он якобы получал разрешение. Нет никаких данных для объяснения такого странного обряда. Этот древнерусский обычай своим новшеством не соответствовал восточному обряду, вследствие чего он впоследствии был осужден церковной властью. Но, несмотря на это, погружение связанных крестов в чине освящения воды сохранялось еще долгое время. Причем смысл этого действия стал прямо противоположным. «Неции от неведения или от неразумения, — говорится в Стоглаве, — совокупляют многие кресты, иконы с мощами и теми крестят, (13) т.е. освящают воду. Таким образом в XVI веке появилась другая крайность, т.е. некоторые стали считать, что только большой связкой крестов и мощами могла освящаться вода, а не кресты водой, как считали до этого. Это также было неверно, поэтому собор запретил и такое новшество, предписывая совершать водосвятие только одним крестом, и притом в три погружения. Относительно остальных крестов, икон и мощей собор вынес решение: держать их при освящении воды на блюде архидиакону или диакону.

Празднование Крещения Господня

Примерно в то же время существовал и другой обычай освящать воду горящей трехсоставной свечой. Появление этого обычая относится к XVI веку. На Руси он возник вопреки древним восточным уставам, согласно которым полагается благословлять воду рукою священника, и притом ранее погружения креста. Этот обряд погружения зажженной трехсоставной свечи был распространен по всей Руси, причем не только среди простого духовенства, но и среди высшей церковной иерархии. К большому сожалению, этот обычай имеет место и доныне в храмах Западной Украины. Хотя собор 1667 года запретил его как «бесчинный, противный преданию и уставу восточной церкви» (14). По-видимому, в связи с этим обрядом и явилась прибавка к совершительным словам молитвы в навечерие Богоявления «освяти воду сию Духом Твоим святым и огнем». Эту приписку при патриархе Филарете справщики книг во главе с преподобным Дионисием устранили, за что были обвинены невежественными людьми как еретики и отправлены в ссылку. И только благодаря вмешательству восточных патриархов они были освобождены от незаслуженного наказания.

Все эти народные обычаи, по-видимому, возникали на основе нецерковного торжества «Водокрещей». В это торжество было вложено немало наивной веры, поэзии и даже своеобразного подвижничества. Так, например, на праздник Крещения многие из людей ранее церковного водосвятия отправлялись на реку, где вырубали на льду крестообразную прорубь, считая, что таким действием вода уже освятилась. Этот обычай носил неправославный характер и как подрывал авторитет Церкви, так и нарушал древневосточный чин праздника Крещения. В народе глубоко укоренилось верование в то, что якобы на этот праздник открывается небо и что в самую полночь колеблется вода и превращается в вино. Считалось также, что Бог в этот момент не только слышит молящихся, но и исполняет все их просьбы.

Русский народ имел глубокую веру в святость крещенской воды. Поэтому по примеру Иерусалимской Церкви люди купались в проруби, несмотря на крещенский мороз. Паломники древней Руси совершали путешествия в Иерусалим не только для того, чтобы посетить святые места, но и чтобы «во Ердань реки окупаться». «В самый праздник водокрещения, — пишет игумен Даниил, — был на Иордане с всею дружиною моею, и видехом благодать Божию, приходящую на воду иерданскую, и множество народа безчисленно тогда приходят к воде со светцами; и всю ту нощь бывает пение изрядно и свещь без числа горящь. В полунощи же бывает крещение воде: тогда бо Дух Святый исходит с небес на воды иерданьския. Человеки же достойнии добре видят, како всходит Дух Святый, а вси народи не видят, но токмо всякому человеку радость бывает тогда в сердце. Да егда погрузят священницы крест честный и егда рекут «в Иердане крещаюшу Ти ся Господи», — и тогда вси людие вскачют в Иердани, крещающиеся в Иерданьстей реце, якоже бо Христос в полунощи крестился от Иоанна» (15).

Б. Кустодиев. Крещение Господне

Этот обычай купаться в Иордане на праздник Крещения, очевидно, и перешел на Русь. Имея глубочайшую веру в святость богоявленской воды и в то, что посредством купания в ней можно избавиться от болезней и грехов, православные люди безбоязненно совершали этот подвиг.

Павел Иовий, присутствовавший при водоосвящении, свидетельствует, что «по окончании церемонии недужные и больные бросаются в реку; быв уверены, что священная вода смоет нечистоту болезни» (16).

Путешественник Герберштейн в своих записках уверяет, что в «Иордане» купались не только безнадежные больные, которых в воду погружали другие, но и матери купали в ней своих младенцев и «сейчас же вытаскивали» (17).

Диакон Павел Алеппский (XVII в.) в своих записках говорит, что был также обычай делать во льду не одно, а много отверстий, в которых «священники тотчас же крестят младенцев и мужчин, ибо этого дня ждут от года до года» (18).

Имея глубочайшую веру в святость богоявленской воды и в то, что посредством купания в ней можно избавиться от болезней и грехов, православные люди безбоязненно совершали этот подвиг.

Но иногда Торжество праздника омрачалось несчастьями. У проруби из-за многолюдства создавалась сильная давка. Это иногда и являлось причиной различных бедствий. Так, в журнале «Вера и разум» описывается случай, когда одна женщина, окунув в воду свое дитя, толкаемая толпой, упустила его в прорубь, и дитя утонуло. Горе матери было настолько велико, что «без содрогания, — по свидетельству очевидца, — ее нельзя было ни видеть, ни слышать» (19).

Русские люди глубоко верили в то, что крещенская вода имеет не только целительное, но и очистительное от греха действие.Особую нужду в таком омовении имели те, кто, по народным понятиям, смертно согрешил участием в языческих торжествах в дни Рождественских святок: гаданием, переряживанием и другими бесчинствами. Совершившие эти грехи, по народному поверию, должны снова креститься в крещенской «Иордани».

Надо отметить, что на Руси многие языческие обряды исполнялись актерами, поскольку это наиболее соответствовало их профессиональным занятиям. Этих актеров называли еще «скоморохами» и даже «халдеями». Вот эти люди и должны были креститься в «Иордани» после своих представлений. К халдеям также относились «беспутные» люди, которые ежегодно получали от патриарха дозволение в течение восьми дней пред Рождеством Христовым и вплоть до праздника трех Царей (крещения) бегать по улицам города с особого рода потешным огнем, поджигать им бороды людей и в особенности потешаться над крестьянами.

Халдеи эти одевались как масленичные шуты или штукари; на головах носили деревянные раскрашенные шляпы и бороды свои обмазывали медом для того, чтобы не поджечь их огнем. Во все время беганья и потех по городу халдеи считались как бы язычниками и нечистыми, так что если они умрут в это время, то их причисляют к осужденным на вечное мучение. Поэтому в день Крещения над ними совершается снова крещение, чтобы омыть их от такой безбожной нечистоты и сделать их снова причастными церкви христианской. «Халдеев погружали в «Иордань» три раза, то есть как бы совершали над ними новое крещение. После чего они делаются опять так же чисты и святы, как все другие. Иной такой молодец мог поэтому креститься раз десять и более» (20).

Следует отметить, что вообще обычай купаться на Крещение в проруби был не только распространен среди простого народа, но и бытовал среди класса привилегированных людей. Маржерет, упоминая о иорданском купании царя и вельмож, пишет, что видел купающегося монарха сам (21).

Относительно крещенской воды можно сказать, что ее христиане уносили по домам и берегли в течение года с великим благоговением и осторожностью, принимая натощак как величайшую святыню.Заботливость о святыне простиралась так далеко, что даже прорубь крещенскую оберегали от осквернения. Ее огораживали, а женщинам не разрешали мыть в ней белье.

Следует отметить, что к этим благочестивым обычаям примешивались языческие обряды, которые имели враждебный христианскому учению элемент. Как известно, праздник Крещения совпадает с тем временем, когда солнце поворачивает на лето и начинается новый год. Стремясь предугадать особенности природных явлений наступающего года, русский человек прибегал к гаданиям и всякого рода приметам.

Так считалось, что яркие крещенские звезды породят белых ярок-овец и если на Богоявление день теплый, хлеб будет густой. Если в этот день будет туман или снег хлопьями, или облака в полдень синие, то в таком случае урожай должен быть обильный. Но ясный день считался нехорошим признаком. Произносилось заклинание мороза, а на косяках домов и в хозяйственных постройках писали медом кресты.

Кроме того, в навечерие Богоявления делались из лучин кресты, о чем говорится в исповедных вопросах XVII века: «Не делал ли еси в навечерие святого Богоявления лучиновых крестов и не натыкал ли еси их в храмех своих по углам и в хлеб, и по трех днех не жигал ли еси их на огни» (22).

Вероятно, этот обряд, по народному поверью, должен был служить средством отгнания нечистой силы, вредящей хозяйству и благосостоянию людей.

Относительно крещенской воды можно сказать, что ее христиане уносили по домам и берегли в течение года с великим благоговением и осторожностью, принимая натощак как величайшую святыню.

В XVII веке существовал в Москве обычай: ночью на Крещение «кликать плуги» с пением бесовских сквернословных песен, так как плуг являлся орудием хлебопашества. Молодые люди, особенно девушки, под Крещение гадали «о суженом-ряженом», а старые люди собирали со стогов снег, который считался полезным не только для отбеливания холстов, но и целительным средством от болезней. Этому снегу придавалось значение средства, отгоняющего тоску и огненного змея от молодых женщин.

Надо сказать, что все эти суеверия нередко сопровождались языческими по содержанию празднованиями, так как проходили шумно и безнравственно.В документах Стоглавого собора по этому поводу пишется: «Сходятся мужи и жены и девицы на нощное плипование и на безчинный говор, и на бесовские песни, и на плясание, и на богомерзкие дела; и бывает отроком осквернение и девкам растление. И егда нощь мимо ходит, тогда отходят к реце с великим кричанием, аки беснии, умываются водою. И егда начнут заутреню звонити, тогда отходят в домы своя и падают аки мертвии от великого клоптания (шума, грохота)» (23).

Собор признает эти «беснования», т.е празднования, древними эллинскими, то есть языческими, по происхождению.Из всего вышесказанного можно заключить, что праздник Крещения на Руси имел свои национальные особенности.

Этот церковный праздник был поистине всенародным торжеством, которое возвышало религиозные чувства русских людей, воспитывало в них чувство благоговения к святыне, укрепляло святую православную веру. Однако языческие пережитки, глубоко укоренившиеся в быту русских людей, находили себе место на благодатной почве церковных торжеств, вредя благочестивому настрою христианских душ, возрожденных в таинствах Богооткровенной религии.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов) 5 декабря 1988 г.

Примечания

1. Пост. Апост., кн. 5, гл.13.

2. Типикон. М., 1906, стр. 190.

3. Православная богословская энциклопедия, т. 3. Пг., 1902, стр. 660.

4. Игумен Даниил — первый русский паломник, оставивший описание Святой Земли.Написанное им «Хождение в Святую Землю» (или «Паломник») относится к 1106-1107 гг. Этот памятник был очень популярен в народе и сохранился в большом количестве списков. Даниил был большим русским патриотом и глубоко верующим человеком. Его описание Св. Земли носит религиозный характер. Точность и полнота описаний делают этот памятник важным историческим документом (Энциклопедический словарь, т. X. Изд. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. — Сиб., 1893, стр.90).

5. Православная богословская энциклопедия, т. 3. Пг., 1902, стр. 661.

6. Там же.

7. Буланин Д.М. Переводы и послания Максима Грека. Л., 1971, стр.9.

8. Никольский К. Пособие по изучению устава Богослужения Православной Церкви. СПб., 1865, стр. 535.

9. Проскинитарий. Казань, 1870, стр. 67.Арсений Суханов — иеромонах, строитель Троицко-Сергиева Богоявленского монастыря и келарь Троицко-Сергиевой Лавры. В 1649 году патриарх Иосиф поручил ему отправиться на Восток с иерусалимским патриархом Паисием и изучить вопрос об отступлении московского богослужения от чинов и обрядов Восточной церкви (в особенности вопрос о неправильности двуперстия в крестном знамении).По возвращении он представил царю отчет (Проскинитарий), то есть поклонник. Затем ему было поручено доставить в Москву древнегреческие рукописи для исправления русских богослужебных книг. Арсению удалось вывезти с Афона и других мест около 700 драгоценнейших рукописей. Кроме того, по просьбе патриарха Никона Арсений привез модель большого храма Воскресения Христова, которая послужила образцом при построении большой Воскресенской церкви в Ново-Иерусалимском монастыре. Умер Арсений в 1668 году.(Энциклопедический словарь, т. 2, Брокгауз Ф.А., Ефрон ИА. — СПб, 1893, стр. 170).

10. В 12 часов дня царь выходил из дворца при громком звоне всех Ивановскихколоколов и направлялся в Успенский собор, где он, приложившись к иконам и поприветствовавшись с патриархом, возлагал на себя «полный царский сан» или «большой царский наряд». Божественная литургия совершалась патриархом. Крестный ход на реку совершался до Литургии или после нее. Патриарх с крестным ходом выходил из собора западными вратами, а царь с вельможами — южными. В крестном ходе участвовало от 500 до 650 духовных лиц.

11. Коливифр, купель для крещения.

12. Проскинитарий. Казань, 1870, стр. 68-69.

13. Стоглавый собор. Москва, 1551. М., 1913, стр. 58.

14. Определения Московского собора 1666-1667 гг. Православный собеседник, 1863, декабрь, стр. 362.

15. Описание этого обычая приводится в «Месяцеслове русских святых преосв. Димитрия» (Изд. 1896 г., V вып., 67-72 стр.). В XVII в. паломники разных наций и исповеданий имели обычай купаться в священной реке еще на страстной неделе в великий вторник. Об этом свидетельствуют Василий Гагара и Арсений Суханов.

16. Библиотека иностранных писателей о России, отдел 1, т.1. СПб., 1847, стр. 46.Павел Иовий (Джовио) Новокамский — епископ Ноцерский, знаменитый историк XVI века, родился в Ломбардии. Поступив в духовное звание, возведен в сан епископа при Клименте VII. Умер во Флорении в 1552 году. П. Иовий написал много исторических сочинений, среди которых и «Книга о посольстве», отправленная Василием Иоанновичем, Великим князем Московским к Папе Клименту VII.Павел Иовий был послан Климентом УП в Москву для переговоров с целью соединения Восточной и Западной церквей. Он вернулся в Италию в 1526 году без всякого успеха, написав, однако, книгу, заслуживающую ему уважение современников (Библиотека иностранных писателей о России, отдел 1, т.1. Сиб., 1847, стр. 8-9).

17. Чтения общ. Ист. и Древн., т.4, 1884, стр.33.Герберштейн Сигизмунд (1486-1566) — происходил из старинной немецкой фамилии. Исполняя дипломатические поручения германских императоров, два раза был в России. Природный ум, наблюдательность, широкое образование, возможность непосредственного общения с населением (он с детства знал славянскую речь) обусловили высокое достоинство «Записок», написанных Гербер- штейном о России. Западная Европа впервые через него получила более или менее достоверный исторический очерк Русского государства, подробное описание придворных обычаев, религиозных обрядов и быта. Кроме личных наблюдений, в «Записках» Герберштейн использовал летописи и русский дорожник. Еще при жизни Герберштейна «Записки» выдержали несколько изданий и прославили автора.(Энциклопедический словарь, т. VIII. Брокгауз Ф.А., Ефрон ИА., Сиб. 1892, стр. 455).

18. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в … половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским (пер. Г. Муркоса. Изд. Московского университета, 1896-1900. Вып. II, стр. 196).

19. Религия Московитов. «Вера и разум», 1899, № 21, стр. 592.

20. Подробное описание Голитинского посол., пер. Барсова, стр. 314-315. Во время Олеария патр. Иосаф воспретил халдеям их уличные подвиги.

21. Чтения Общ. Ист. и Др., 1884, т.4, стр.33.

22. Проф. Алмазов. Тайная исповедь, т. III, стр. 170.23. Стоглав, по изд. Н.И. Субботина, стр. 191-192, 322.

Источник: Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении. Статьи разных лет. М., 1995, с.418-426.

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.