Педагогические методы в деятельности схиархимандрита Иоанна (Маслова)

Статья

Метод (от греческого слова «методов» — исследование) — это способ достижения какой-либо цели, решения конкретной задачи; совокупность приемов или операций практического или теоретического познания действительности. В педагогике разработаны разнообразные методы, представляющие собой совокупность наиболее общих способов решения воспитательных и образовательных задач.

Исследование жизни и деятельности схиархимандрита Иоанна Маслова позволяет показать, как педагогические средства и методы практически используются в процессе духовно- нравственного совершенствования человека.

МЕТОД НАСТАВЛЕНИЯ (НАУЧЕНИЯ)

Метод наставления (научения) был положен в основу всей пастырской деятельности схиархимандрита Иоанна Маслова. Каждое его письмо, каждая беседа, каждая проповедь представляют собой наставления, поучающие идти «узким путем спасения». Отец Иоанн часто давал наставления словами псалмов: «Смерть грешников люта», «На Господа возведи печаль свою», «Господь — утверждение мое и Спаситель мой» (1, 66).

В одном из писем старец писал: «Злой дух со своими полчищами предлагает нам свои злочестивые планы, мы же, в свою очередь, принявшие их, уходим на «страну далече». Единственными средствами освобождения от тиранства и распознавания злого умысла диавола являются смирение, то есть осознание своего ничтожества, и молитва. Это — два крыла, могущие вознести от земли на небо каждого христианина. Кто упражняется в этих двух добродетелях, такому человеку бывает нетрудно возлететь, возвыситься и соединиться с Богом в любую минуту своей жизни. И даже тогда, когда нам кажется, что мы оставлены и людьми, и Богом и что ад вот-вот готов поглотить нас, то и тогда эти две добродетели, подобные обоюдоострым мечам, невидимо для нашего взора поразят и удалят от нашей души все сопротивные силы. Дай Бог, чтобы Христово смирение и молитва постоянно пребывали в нашем сердце; только в таком состоянии мы будем распознавать внушения злого духа и подвизаться против него». Старец учил, что «смирение все может выровнять». Когда в жизни человека что-нибудь не ладилось, батюшка говорил ему: «Смиряйся побольше, и все устроится» (1, 70).

Схиархимандрит Иоанн (Маслов). В ризнице. 1982

На вопрос: «Как смиряться?» — батюшка отвечал: «Себя укоряй. Когда другие укоряют, соглашайся. Считай себя хуже всех…». Более того, отец Иоанн не только призывал к самоукорению, но и называл страшным такое душевное состояние, при котором человек не считает себя хуже других людей. Так, в проповеди «О чудесном улове рыбы» он говорил: «Очень часто мы по своему самолюбию считаем самих себя не хуже других людей и по этой причине стремимся извинить себя, оправдать свои греховные дела, хотя в нашей душе скрываются и действуют различные похоти и страсти. Да сохранит Господь каждого из нас от такого страшного состояния» (1, 71).

Помогая людям в болезнях, отец Иоанн всегда напоминал о том, что они нужны христианину. Он писал своей духовной дочери: «Безусловно, трудно переносить болезнь, но, по-видимому, таков удел человека, то есть в болезнях, в скорбях проходить свое земное поприще. Болезней нет только в вечности для тех, кто своими делами угодит Богу, а здесь они необходимы. Надо их нести с терпением и без ропота, тогда они приносят большую пользу для души. Лечить их у врачей тоже можно, это не грешно». И еще: «От болезней все стараются избавиться, потому что они иногда очень жестоко терзают наше греховное тело. Однако нам нужно помнить, что без них мы, пожалуй, спастись не можем. Скорби и болезни являются для нас наилучшими духовными врачами. Посредством скорбей и болезней мы очищаемся от грехов и делаемся благоугодны Богу (1,64-65).

Отец Иоанн учил, что «первая обязанность пастыря — наставлять пасомых в вере — так важна, что оставляющий ее без исполнения недостоин своего звания». Батюшка часто проповедовал в Академическом храме, и как проповедовал! В красноречивых и доступных проповедях отец Иоанн поучал народ примерами жизни, страданий и смерти Господа Иисуса Христа, разъяснял заповеди и обличал пороки. Некоторые свои проповеди он записывал, и они сохранились. Некоторые проповеди записывали люди, стоящие в храме, настолько ярко и убедительно он говорил. В своих проповедях отец Иоанн раскрывал болезни души человека, болезни совести и в то же время указывал на лекарства от этих болезней. Он выступал как великий носитель христианского идеала, осуществляемого прежде всего любовью и милосердием к ближним. Отец Иоанн учил, что причины недугов каждого человека в отдельности и общества в целом — в падшей природе человека, обновить и исправить которую может только сила евангельских заповедей.

Схиархимандрит Иоанн ведет урок в Московских духовных школах

Он выступал с проповедью не только как учитель христианских нравов, но и как опытный воспитатель и мудрый руководитель, требующий от своих пасомых сознательного отчета в усвоении данного наставления. Благодатное пастырское слово отца Иоанна, внушительное и назидательное, всегда было плодоносно.

В чем же заключалась причина такого успеха его проповедей? Вот как сам отец Иоанн учил о действенности проповеди: «Истинный пастырь более всего заботится о том, чтобы заложить в глубине сердца слушателей сознание неотразимой правды и абсолютной чистоты проповедуемого учения. Для этого ему необходимы не только большие теоретические знания, но и собственная жизнь. Хотя пастырь говорит красноречиво, но если предписываемые им правила жизни не оправдываются его собственной жизнью, то слушатели не могут понимать проповедуемого в строгом смысле и применить к себе. Св. Иоанн Дамаскин говорит: «Или не учи, или нравами учи, иначе — словами будешь призывать, а делами отгонять». «Истинный пастырь преподаваемое высокое учение сам усваивает органически, оно… становится его собственным цельным и ясным мировоззрением. Тогда его проповедь оказывает неотразимое влияние на слушателей. Слушатель чувствует, как самый дух проповедника входит в его душу. Душевный же пастырь руководствуется горделивой мыслью о своем образовании и стремится отвлеченными катехизическими и богословскими поучениями привести людей к Богу, вместо того, чтобы изменять человеческие сердца Божественной благодатью…

Если пастырь будет связан страстями и пороками, то и сам язык его будет связан. Его слова будут пустым звуком… Сама же порочная жизнь истощит его духовные силы и отнимет у него способность учить паству… Пастырь должен учить людей словами, делами и даже своим молчанием».

Схиархимандрит Иоанн проповедовал Христово учение самой своей жизнью. Это знают все, кто общался с ним (1, 35-36).

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен в МДА на лекции доцента схиархимандрита Иоанна (Маслова) 30.11.1977г.

МЕТОД ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ

Метод предостережения также был активно используем схиархимандритом Иоанном Масловым.

Например, «однажды одна 20-летняя девушка познакомилась с верующими молодыми людьми. Ей понравилась их общительность, начитанность, то, как они все вместе собираются, читают и обсуждают Евангелие. Она поехала к батюшке и подробно все рассказала. Батюшка отнесся к этому очень серьезно и отрицательно. Сказал, что все это у них от баптизма, что «спасение их призрачно», и строго-настрого запретил видеться с ними. Ей же было интересно с этими людьми (враг затягивал), она написала батюшке письмо, а потом и сама еще раз поехала сказать, что колеблется. Батюшка принял ее и с грустью сказал, что так переживал из-за того, что она не отошла от тех людей, что даже заболел. Девушку это потрясло, она заплакала. Никогда больше к этим людям не подходила. Они впоследствии стали сектантами, и эта девушка со слезами благодарила батюшку: «Если бы не Вы, где бы я была! Я бы погибла»» (1, 48). «Предостерегая ее, батюшка говорил: «Но я же чувствую, что нельзя. Ну, смотри, вот если ты идешь, а впереди яма сокрытая, а я знаю, что яма, и тебя предостерегаю… Я за тебя отвечаю. Сказали — слушай, а хочешь своим умом жить — уходи. Сидишь на корабле – в пучину не бросайся! «» (1,75).

Не уставал предупреждать о страшном, губительном действии греха. Говорил: «Я видел книги грехов, они страшные». Неустанно предупреждал о необходимости постоянного покаяния. Рассказывал: «Вот мне являлся один наш преподаватель. Все просил меня: «Да ведь ты же можешь, ну ты же можешь!» Хороший был человек, да вот не покаялся перед смертью. Я за него в монастырь подавал, сам молился. Потом перестал приходить. А другой являлся, так тот темный весь. Верующий, простой был человек, но грубый. Я говорил митрополиту: «Давайте, Владыка, епитрахиль, поисповедуем его — и все», а Владыка сказал: «Нет, время вышло. Уже все. Надо было при жизни исповедаться». Продолжая, батюшка сказал, что «очень трудно спастись, очень сложно. Потому, что злой дух развязан здесь и мучает человека, а человек слабый — поддается. Но есть покаяние, если бы не было покаяния, — никто бы не мог спастись. Если искренне кается человек, то Господь заглаживает грехи. Великое дело, если сознает человек» (1, 58).

МЕТОД ОГРАЖДЕНИЯ ОТ СОБЛАЗНОВ

С большой осторожностью приучал старец относиться к чтению книг. Большой грех — прочесть что-нибудь без благословения, так как душа может воспринять не то, что нужно, и от Бога отпасть. Новоначальным обычно говорил: «Надо осторожно читать. Читай то, что проверено: «Жития святых», «Жизнеописания подвижников благочестия», Авву Дорофея, Оптинских старцев». В этом отношении отец Иоанн был очень строг. (1, 87-88)

Духовным чадам советовал не смотреть телевизор, как источник многих искушений и соблазнов. Не разрешал ходить на зрелища, дискотеки, общаться с людьми безнравственного поведения.

Родителям и будущим пастырям запрещал «учить на отрицательных примерах». Проводя общую исповедь, если видел перед собой детей, никогда вслух не называл грехов, которые ребенок мог не знать, чтобы не возбудить в ребенке ненужное любопытство ко злу, оградить от возможного соблазна. И учил этому будущих пастырей.

МЕТОД ПРИМЕРА

Самым действенным воздействием на людей обладала сама личность батюшки. Один из его учеников вспоминает: «Личность отца Иоанна настолько вдохновляла всех нас, что превращала урок литургики в праздник Богопознания и Богообщения. Поэтому истины, познанные на уроках литургики, оставались в памяти на всю жизнь. Вместе с пастырем мы не только познавали истину, но и служили этой истине. И действительно, ощущение после урока оставалось таким, каким бывает после праздничной всенощной. Все были оживлены, в приподнятом настроении, на устах были богослужебные песнопения» (1, 98).

С большой любовью рассказывает об отце Иоанне митрополит Симон (Новиков), который в 1965—1972 годах был инспектором Московских Духовных академии и семинарии: «Его смирение, кротость — это, конечно, всегда передавалось окружающим, когда он священнодействовал. С такими людьми легко служить, легко жить. Такие люди являются украшением Церкви. Отец Иоанн — соль земли; свеча, которую ставят на подсвечник, чтобы всем светила. Прежде всего он — Духовник. Очень много исповедовал. Когда бы ни зашел к нему в келию, всегда кто-то ждет исповеди. Такими людьми Господь Сам управляет. Он всегда умел утешить, если случались неприятности. Заботился о студентах. Был энергичный, быстрый, всегда в делах, а ведь сердечко-то слабое у него было» (1, 19-20).

Он был не только великим проповедником Царства Христова, но и живым носителем этого Царства. Благодатная красота и величие отца Иоанна, сила его духа, ощутимая связь с вечной жизнью вызывали у приходивших к нему трепет и благоговение, искреннее стремление ко спасению. Под влиянием только одного его слова или взгляда в людях совершались глубокое нравственное обновление и возрождение. Здесь, на земле, в нем светился отблеск небесной славы, светился в тех благодатных дарованиях, которыми старец особо был наделен от Господа (1, 22).

Схиархимандрит Иоанн проповедовал Христово учение самой своей жизнью. Это знают все, кто общался с ним. Многие говорят так: «В разных жизненных ситуациях я вспоминаю батюшку, как он поступал, что говорил, и стараюсь принять решение, исходя из яркого примера его жизни» (1, 36-37).

Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Своего духовного сына учил: «Ломай себя. Ломать себя надо. Надо уметь терпеть оскорбления от низших, вот что ценно. На меня, бывает, пономарь кричит, а я смиряюсь. И начальство: сегодня хорошо, а завтра так выговорит, да при всех. Я только голову склоняю… Надо жить: «Всем мое почтение». Духовная дочь старца, работавшая в ризнице, рассказывает: «Батюшка учил смирению на собственном примере. Один раз я поссорилась с пономарем: не стала давать ему чистый стихарь, потому что пономарь был очень неаккуратен. Батюшка узнал об этом, заставил меня принести стихарь, позвал пономаря, сам ласково с любовью облачил его и попросил быть поаккуратней. А когда тот ушел, сказал: «Я архимандрит и смиряюсь перед пономарями и иподиаконами, а ты кто такая, что командуешь?» Если батюшка узнавал, что кто-то обижен на него, то сразу старался помириться с этим человеком; шел к нему первым и всегда с подарком или с гостинцем и не уходил от человека,пока душа того не умиротворится».

Духовного сына — священника батюшка учил: «Вот я, архимандрит и магистр богословия, доцент, а каждому низко кланяюсь (сделал низкий поясной поклон), и ты так должен» (1,50).

«Батюшка личный опыт имел, сам был подвижник: не только учил, но и жил праведно. Его служение в этом мире было незабываемым. В повседневной жизни сочеталась и строгость, и внимание, и любовь. Это настоящий пастырь, каким и должен быть, чтобы возрождать души человеческие. Чтобы от соприкосновения с ним люди реально ощущали, что есть вера, что есть Христос, что есть жизнь православная, а не теоретические рассуждения. При отце Иоанне, я думаю, никто не мог повести себя вольно, разболтанно, несобранно. Он сам предстоял пред Богом, очень ответственно жил и принимал всё» — вспоминал архиепископ Новогрудский и Лидский Гурий (2, 31).

МЕТОД ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПОДХОДА

Протоиерей отец Владимир Кучерявый в своих воспоминаниях об отце Иоанне пишет, что его всегда удивляла «редкая способность батюшки говорить с каждым человеком на языке его уровня, исходя из духовной зрелости. Такой индивидуальный подход к каждому и получаемая помощь привлекали к отцу Иоанну множество людей…, так что слух о нем, можно сказать, проходил по всей Руси Великой» (1, 22-23).

В «Лекциях по Пастырскому богословию» отец Иоанн писал: «Пастырю необходим правильный способ воздействия на паству: «Для иных нужен бич, — говорит св. Григорий Богослов, — для других узда. Для одних полезна похвала, для других — укоризна, но та и другая вовремя. «Пастырю необходима большая чуткость и наблюдательность при руководстве людьми различного характера и воспитания. Человек — это своего рода цветок, охотно распускающийся в тихую полночь и увядающий от прикосновения грубых рук, поэтому к каждому из пасомых у истинного пастыря есть свой подход (1, 25).

Одна духовная дочь старца вспоминает: «Обычно после богослужения батюшка из алтаря шел в ризницу. Расстояние небольшое, а людей, которые хотели бы поговорить с ним, очень много. Задерживать батюшку нельзя, время сложное (1970-е годы, за старцем следили, чтобы не принимал народ). У каждого душа трепещет, как успеть спросить батюшку или взять у него на какое-то дело благословение, как высказать свою боль. Меня всегда удивляло, как батюшка со всеми сразу успевал говорить. Отвечая одному, тут же благословляет другого, кивает третьему. Ловит лишь немногие слова и сразу же, четко определяя, что тревожит человека, каждому отвечает с разной интонацией, с разным подходом: шутя, утешая, сострадая или, наоборот, резко, обличительно, насмешливо — кому что надо. Часто он отвечал и тому, кто не успевал и слова произнести. Вот батюшка уже в ризнице, прошло всего три-четыре минуты, а сколько людей вздохнуло с облегчением, у скольких решились жизненно важные вопросы, появилась надежда, ушло отчаяние, уныние, на душе легко, так как батюшка дал ответ или светло с улыбкой посмотрел (значит, все будет хорошо), или благословил, или дал просфору, или предупредил о чем- то. И сердце наполняет благодарность Богу и батюшке. (1, 25-26)

Несмотря на кратковременность общения со старцем (когда была большая необходимость, отец Иоанн находил возможность говорить с человеком дольше обычного), каждому он давал то и столько, что и сколько каждый мог вместить по своему душевному устроению. Преосвященный Михаил (Грибановский) писал, что такой дар пастыря «есть высшая степень духовной правды, которая приближает человека к Богу». Правда, бывали случаи, когда человек получал такую благодатную помощь от старца, сердце его было переполнено так, что говорил: «Батюшка, Вы помогаете мне сверх всякой меры». И старец отвечал: «Да» (1, 26).

Одна из жительниц Сергиева Посада рассказывала священнослужителю в храме Академии: «Я несколько раз исповедовалась у отца Иоанна, исповедовались и мои знакомые. Идешь к нему на исповедь разбитой духовно, подавленной, а уходишь окрыленной, радостной. Я заметила, что после исповеди у отца Иоанна люди преображались даже внешне. От него все уходили святыми. Таких духовников, как отец Иоанн, я еще не встречала. К каждому у него был свой подход, каждому он давал свою, именно ему необходимую духовную пищу. Такой старец — это чудо нашего времени» (1, 28).

Когда батюшка был в больнице после операции, то в палате к нему очень тянулись все больные, всем рядом с ним становилось хорошо, всем он приносил облегчение. Видел каждую душу. Если человек не мог чего-то принять, то батюшка на него не «давил», а потихоньку располагал, подводил к принятию того, что человеку сначала казалось слишком строгим, возвышенным (1, 38).

Однажды врач А. вместе с женой поехал к старцу в Московскую Духовную академию. Рассказывал, что батюшка необыкновенно тепло их принял, накормил обедом, провел с экскурсией по Церковно-археологическому кабинету. Но, главное, как бы незаметно обращал их внимание на духовное.

Жена А. была атеистка и сказала: «Отец Иоанн, все это хорошо, но я Бога не видела и поэтому верить не могу». Старец вдруг спросил: «А что это за шум?» Она ответила: «Это самолет летит». — «А как Вы думаете, какой?» — «Да, наверное, Ту-154». — «Почему его так называют?» — «Его создатель — конструктор Туполев». Батюшка убедительно и красноречиво подвел собеседницу к той мысли, что хотя она никогда Туполева не видела, но не сомневается в том, что самолет не сам по себе из ничего возник, а у него есть создатель, тем более и у всего на свете есть Создатель и Творец. Она потом все удивлялась, как за несколько минут отец Иоанн все в ее душе перевернул, причем такими простыми словами и доводами (1, 38-39).

«У отца Иоанна был дар прозрения душ человеческих, он видел сильные и слабые стороны человека и каждого направлял ко спасению. Отец Иоанн был замечательным проповедником и собеседником. Когда к нему приходили люди, ищущие утешения и наставления, ищущие Бога и пути к Нему, он для каждого находил нужное слово. Он был замечательным апологетом и миссионером. В беседе он подходил к главному издалека, начиная с незначительных моментов, и благодаря своей пастырской мудрости незаметно переходил к самому сокровенному, самому важному, самому спасительному, к слову о Боге, о вечной жизни, о бессмертии души человеческой. Это тоже особый дар — видеть собеседника и находить тропинку к его сердцу» — вспоминает архиепископ Полоцкий и Глубокский Феодосий (2, 34-35).

МЕТОД ВОЗДЕРЖАНИЯ (ОГРАНИЧЕНИЯ)

Этот метод вытекает из необходимости уметь подчинить низшее — высшему, тело — духу. Отец Иоанн очень строго относился к посту (Однажды настоятель Глинской пустыни вызвал послушника Ивана к себе. Был Петров пост. Иван очень похудел, так как строго постился. Отец Серафим дал ему полный стакан кефира и велел выпить. Иван ради послушания выпил, хотя никогда не нарушал пост. Тогда настоятель сказал: «Вот так, и не перегибай палку!». Чрезвычайно серьезное отношение к посту о. Иоанн сохранил на всю жизнь. Даже когда отец Иоанн тяжело болел, он не оставлял своих подвигов), приучая к тому же своих духовных чад. Он говорил о том, что если человек научится ограничивать, подчинять уму желания своего тела, то ему будет легче справиться с контролем над своими мыслями и чувствами. Так, одному своему духовному сыну, несказанно любившему яблоки, велел есть их не более 4 штук в сутки. А другому, очень любившему колбасу, велел есть только паровые котлетки. Человека, не хотевшего поститься, батюшка убеждал поститься. Хотя болящим всегда оказывал снисхождение.

Воздержание необходимо всей телесной природе человека, оно касается не только пищи, но также впечатлений, развлечений и пр.; и отец Иоанн очень много усилий прикладывал, чтобы научить своих духовных чад воздержанию. (Из воспоминаний духовных чад).

Неустанно наставлял всех тщательно охранять телесные чувства. Духовные чада отчетливо помнят, как он, поднося палец по очереди к глазам, уху и устам, весомо, проникновенно говорил: «Глаза, уши, язык», то есть «ограждай глаза, уши, язык». Казалось, что батюшка как бы передавал человеку состояние внутренней собранности, контроля над собой. Такое состояние продолжалось некоторое время после беседы со старцем (у каждого по-разному). Потом человек, уже опытно познав его, должен был своим трудом и молитвой сам воспитывать в себе внутреннюю собранность, без которой духовная жизнь невозможна.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

В письме духовной дочери старец писал: «Нужно удерживать свои глаза от запрещенного древа — греха, и тогда только душа сможет воспрянуть от духовной спячки». И еще: «Страхом Божиим надо обуздать телесные чувства, т.е. зрение, слух и злой язык. Оскверненная порочными мыслями душа бывает подобна грязному помойному ведру, где размножаются черви и всякая нечисть». Батюшка приводил много разных примеров того, как надо быть внимательным к зрению… (1, 87-88).

Большое значение для умения подчинить тело духу имеет трудолюбие. Схиархимандрит Иоанн был необычайно трудолюбив и усерден в любой деятельности, чем бы он ни занимался. Так, основным послушанием для иноков Глинской пустыни был разнообразный физический труд. Еще послушником отец Иоанн, тогда просто Иван, работал в столярной мастерской, где приходилось колоть дубовые колоды, делать бочки. Работа была настолько тяжелой, что от непомерного труда опухали мышцы. Безропотно нес это молодой подвижник, так как всегда исполнял назначенное послушание (1,11).

МЕТОД НАКАЗАНИЯ (УГРОЗЫ)

Святые отцы говорят, что воспитывать должна одна любовь, а любовь требует не только ласковости, но и строгости. Той и другой необходимо удерживать человека на прямом пути (Цит. по: Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по пастырскому богословию. — М., 2001. С. 343.).

Схиархимандрит Иоанн воплощал это положение в своем наставничестве.Вот как вспоминает об уроках литургики секретарь Йошкар-Олинского епархиального управления протоиерей Сергий Филонов. У отца Иоанна был свой особый подход к оценке знаний. Получить «ноль» за ответ было обычным делом. «Садись, колесо!» Это означало и полное отсутствие знаний, и несмирение, и даже излишнюю бойкость в ответе(!), то есть своенравие… Батюшка все воспринимал в меру и учил этому нас (1,101).

Архиепископ Гурий вспоминает: «Настоящий духовник, конечно, старается, чтобы чадо его всегда стремилось к возрастанию, не расслаблялось. Батюшка был сторонником эпитимий, но эпитимий таких посильных, не то, что там написано, 15 лет, или 20 лет не причащаться, прочитал какие-то правила, и вот, направо-налево раздавать. Или чтение Евангелия, несколько поклонников. Важно, чтобы человек сокрушался в своих грехах, но, вместе с тем, эпитимия была бы посильной, чтобы ее можно было исполнить обязательно. Обращал внимание, что обязательно нужно говорить: на сколько времени эпитимия налагается, чтобы она автоматически по исполнении снималась» (2, 30).

Один из учеников схиархимандрита Иоанна хорошо запомнил одно из самых действенных наказаний, имевшее очень благотворное действие. «…Имея за плечами светское образование, я отлично выучил урок и настраивался на хорошую оценку, быть может, слишком даже надменно вел себя.

И вот какой урок внутреннего самопознания и смирения преподнес мне отец Иоанн. Он вызвал меня к доске и попросил рассказать что-то из богослужебного последования, что для меня не представляло особой трудности. В какой-то момент рассказа я замешкался, чтобы перевести дыхание, потому что, как обычно при волнении, нужное слово выпало из головы, и только я настроился продолжать свой ответ, как отец Иоанн произнес свой приговор: «Садись, ничего не знаешь». Я попытался оправдываться, стал доказывать, что я все выучил, и получил в ответ: «Садись, клесо!»

Через плечо я увидел, что напротив моей фамилии рука отца Иоанна вырисовывала огромный нуль. Краска обиды полыхнула в лицо. Удар по самолюбию был такой чувствительный, что в первую минуту хотелось просто взбунтоваться. Но я смирил себя — все-таки 3-й класс — и сел на место, опозоренный, как я думал, перед всеми учащимися. Только впоследствии я оценил тот бесценный урок, который преподал мне отец Иоанн. Благодаря своей духовной опытности и даже просто какому-то пророческому предвидению отец Иоанн увидел во мне все мои нравственные недостатки и духовные пороки: завышенную самооценку своих знаний, непомерное самолюбие и самолюбование, раздутую гордость и тщеславие.

Он не только увидел сам, но и смог показать их и мне, обличить их при всех и попытаться истребить их, помогая мне смириться и понуждая к самоукорению. Результат был положительным, я размышлял всю ночь, и к утру обида испарилась, зато вместо нее появилась ревность к предмету и уважение к отцу Иоанну…. Отец Иоанн всегда был на страже и умел вовремя заметить и уврачевать напыщенное тщеславие, непомерное самолюбие, греховное высокоумие, всегда и везде учил нас терпению и монашескому смирению. Это были уроки не только познания, но и духовного врачевания» (1, 98-100). Именно поэтому наказание, как правило, вызывало еще большую любовь к батюшке.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Полностью отдал себя в послушание отцу Иоанну один его соученик. Он вспоминает, как в наказание за что-то на Пасху батюшка разрешил ему съесть при разговении только кусок ржаного хлеба и выпить стакан воды. Наказанный очень долго упрашивал батюшку отменить этот «приговор”, так как он был приглашен на прием в посольство, и ему стыдно было за праздничным столом есть только хлеб и пить воду, но батюшка остался непреклонен. Придя с приема, наказанный рассказывал, что все хорошо обошлось, никто и не заметил, что он ел. Этот случай еще больше укрепил его любовь к батюшке (1, 16-17).

СЛОВЕСНЫЕ МЕТОДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ

В православной педагогике особое место уделяется словесным методам воздействия, ведь слово и молитва — главное оружие пастыря.

Речь старца изобиловала духовной силой Священного Писания и отличалась яркой выразительностью народного языка: «Кто не кается, тот мертв», «Ум покаявшегося думает по-другому», «У нас сердце каменное, где плод не растет», «Проводя пост беззаконно, человек отрицается Матери Церкви», «Нерадение есть тьма неведения», «Бес свил в нашей душе гнездо», «Гордость помрачает, смирение просвещает», «Осуждая ближнего, досаждаешь Богу», «Сердце не может быть раздвоено в любви”, «Много скорби праведным, но нечестивым еще больше», «Смерть есть начало вечности», «Где чистая совесть, там радость и вера», «Что в душе отпечатлелось за время жизни, с тем она и предстанет на Суд», «Кто Церковь не слушает, тот не Христов”, «Честь неразумному есть меч», «Одно чтение — ко спасению, другое — к погибели», «Безнравственный человек есть посмешище злого духа», «Сейчас в мире царит тьма духовная. Вот мы и должны быть «светом и солью». Благодатное слово отца Иоанна было так внушительно и назидательно, что вместе со словами его проникала в душу и сама истина. Всем он говорил лишь о духовном. Если иногда казалось, что им сказано что-либо житейское, то впоследствии всегда выявлялся духовный смысл старческих слов (1, 88-89).

Один из его учеников утверждает: «Без духоносного слова отца Иоанна, всегда ревностью по Бозе горящего, без его любящего сердца, обращенного к самым сокровенным глубинам души собеседника, без его всегда эмоционально-напряженной речи мне трудно представить его литургическое наследие. Однако именно сейчас это богатейшее наследие особенно необходимо пастырям и ждет своих издателей».

Святейший патриарх Московский и всея Руси Пимен благодарит отца Иоанна (Маслова) (крайний слева) за прекрасную подготовку учащихся Духовных школ. 30 ноября 1977 г.

Святейший Патриарх Пимен, посетив 30 ноября 1977 года лекции и занятия доцента архимандрита Иоанна (Маслова), сказал: «Если так много знают его ученики, то сколько же знает он сам!» (1, 100).

Примечания:
1. Маслов И.В. Благодатный старец. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Изд. 5-е. - М.: Самшит-издат, 2003.
2. В память вечную будет праведник. - М.: Самшит-издат, 2011.

Источник: Журнал «Глинские чтения», 2012, январь-июнь.

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.