Духовные и нравственные основы образования и воспитания

Статья

Н.В. Маслов, доктор богословия, доктор педагогических наук,
профессор Московской педагогической академии.

Раздел I. Педагогические аспекты антропологии

Во всякой деятельности очень важно принять во внимание сам материал,
над которым придется трудиться. Без этого легко избрать ложную дорогу,
пустить в дело средства, совсем не подходящие, и таким образом к
желательным последствиям не прийти» (1). Во многом именно характери-
стики материала определяют:

  • конечный результат деятельности,
  • способы, средства и методы воздействия на материал для достижения
    поставленных целей. «Так и в педагогике. Педагог должен ясно представлять
    себе, с чем ему придется иметь дело: какова природа человека сама по себе, в
    каком состоянии, с какими задатками появляется человек на свет» (2).
    Поэтому необходимо рассмотреть педагогические аспекты святоотеческого
    учения о человеке: каким был создан человек, какова его природа, его
    основные состояния и характеристики. Именно понимание сущностного
    устроения человеческой природы определяет направление деятельности
    педагога, его цель.

Глава 1. Учение о человеке. Нравственные законы.

1.1. Творение мира и человека
Знание о происхождении мира и человека является ключевым для любой
педагогической системы, поскольку в этом знании заложено понимание
смысла и цели человеческой жизни, предопределяющих, соответственно,
задачи и методы педагогики. Что есть человек? Откуда он пришел? Зачем? В
чем заключается его назначение? Истинные ответы на эти вопросы помогают
образовать и воспитать человека, научить его правильно действовать в течение
жизни, совершенствовать качества его природы.

Сотворение мира

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Кто я? Откуда и для чего
являюсь на земле? Какая вообще цель моего существования? Какая причина и
цель моей земной жизни, этого странствования, краткого в сравнении с
вечностью, продолжительного и утомительного в отношении к самому себе?
Являюсь в бытие бессознательно, без всякого со стороны, моей согласия;
увожусь из этой жизни против моей воли, в час неопределенный,
непредугаданный. Являюсь и увожусь, как невольник. Более! Являюсь и
увожусь, как творение. Живу на земле, не зная будущего. Мне неизвестно, что
сделается со мною чрез день, чрез несколько минут. Постоянно встречаюсь с
неожиданным. Постоянно нахожусь под влиянием обстоятельств и
обстановки, которые порабощают меня себе. Одна привычка, одна
проводимая безрассудно жизнь мирит с таким странным положением. Не
может оно укрыться от наблюдателя. Что делается со мною, когда я,
пробыв на земле срочное время, исчезаю с лица ее, исчезаю в неизвестность,
подобно всем прочим человекам? Способ отшествия моего из земной жизни
страшен: он именуется смертью. С понятием о смерти соединено понятие о
прекращении существования; но во мне живет убеждение невольное,
естественное, что я — бессмертен. Чувствую себя бессмертным: постоянно
действую из этого чувства. Умирающие при сохранении сознания говорят и
действуют, как отходящие и переселяющиеся, отнюдь не как
уничтожающиеся. Человек — тайна для самого себя» (3).

Сотворение мира. Икона. Фреска

Традиционная русская педагогика основывается на следующих
положениях о творении мира и человека. Весь видимый и невидимый мир был
создан Богом в определенной последовательности и красоте, «из ничего
(exnihilo) и без затруднений — “словом единым”». «Творец имел Своей целью
дать возможность [всему созданному] наслаждаться благодатной жизнью» (4).
«Бог сообщил первозданному веществу жизненную силу, которая является
внутренним двигателем всех закономерных процессов, протекающих в
органическом и неорганическом мире. И если вначале земля была не устроена
и не пригодна для жизни, то впоследствии по слову Творца все на ней
приобретает дивную гармонию. Строгая последовательность, единство всего
мироздания и его красота и доныне пленяют собой лучшие умы человечества» (5).

«Все творение вышло из рук Творца прекрасным и во всем наблюдалась
гармоничность, закономерность и целесообразность». «Создав
прекраснейший мир, Творец не перестает проявлять о нем Свою заботу и
промышление, [которое] проявляется не какими-либо отрывочными этапами,
но осуществляется постоянно, ежеминутно и ежедневно» (6). «Земля,
созданная, украшенная, благословенная Богом, не имела никаких недостатков.
Она была преисполнена изящества. Виде Бог, по совершении всего мироздания,
вся, елика сотвори: и се добра зело (Быт. 1, 31). Ныне взорам нашим
представляется земля совсем в ином виде. Мы не знаем ее состояния в святой
девственности; мы знаем ее в состоянии растления и проклятия, знаем ее, уже
обреченную на сожжение; создана была она для вечности. Боговдохновенный
Бытописатель говорит, что земля, в первоначальном состоянии своем, не
нуждалась в возделывании (Быт. 2, 5): сама производила преизобильно и
превосходного достоинства хлебные и другие питательные травы, овощи и
плоды. Никаких вредных произрастений не было на ней; растения не были
подвержены ни тлению, ни болезням; и тление, и болезни, и самые плевелы
явились после изменения земли вслед за падением человека, как должно
заключать из слов Бога изгоняемому из рая Адаму: Терния и волчцы возрастит
тебе земля (Быт. 3, 18). По сотворении на ней было одно прекрасное, одно:
благотворное, было одно приспособленное к бессмертной и блаженной жизни
ее жителей. Перемены погоды не существовало: постоянно была она
одинаковою — самою ясною и благорастворенною. Дождей не было: источник
исходил из мли, и напаявал лицо ее (Быт. 2, 5, 6). Звери и прочие животные
пребывали совершенном согласии между собою, питаясь тем, что
произрастало в раю (Быт. 1, 30)» (7). В этот великолепный мир Творец вводит
человека. «Сотворением человека Творец заключил мироздание, то есть
сотворение миров, видимого и невидимого. Он, прежде, нежели приступил к
созиданию окончательной твари, которой восхотел сочетать миры видимый с
невидимым, приуготовил для этой твари жилище – землю» (8). «Человек
является существом двух миров: тому, что вверху, у него родственна душа, а
тому, что внизу, тело. Он связывает с собою эти два мира, служит как бы
мостом между ними, имея одного общего с ними Творца, создавшего и
небесное и земное» (9). Таким образом, человек, связывающий, подобно
мосту, два сотворенных мира — видимый и невидимый, является венцом
завершением всего земного творения (10) Христианское учение о сотворении
мира позволяет педагогике исходить из положения об антропоцентричности
мира (т.е. мир создан для человека) (11). Общей целью мироздания является
совершенствование: «Всеобщий порядок видимого творения состоял в
постоянном восхождении к совершеннейшему» (12). Более того, «видимый
мир непосредственно связан с Высшим Существом, Который направляет его к
конечной цели — духовному совершенству. И если Ангелы создаются Творцом
первыми, то человеком заканчивается все мироздание. Как венец творения
Божия, человек должен возвышаться над тленным миром и приближаться
посредством своей добродетельной жизни к Богоуподоблению…» (13).

Гюстав Доре. Сотворение мира.

Совершенствование видимого мира могло осуществляться через духовное
совершенствование человека: «Ему положен закон, по мере сил подражать
Творцу и небесное благоустройство изображать на земле» (14). «Далее,
соединяя рай и прочую землю святостью жизни, он превращает землю в одно
целое, не разделенное на различные части» (15). Человек, будучи мостом
между миром видимым и миром невидимым, через духовное
совершенствование своей собственной природы мог преображать и
совершенствовать видимый мир. «Однако святость первозданного человека
нельзя понимать в полном смысле этого слова, так как она находилась только
в зачаточном состоянии и требовала развития путем личных усилий человека
и благодатной помощи свыше. Посредством этих двух факторов… [человек
должен был] постоянно укрепляться в добре, причем добровольно, при
свободной направленности воли в сторону добра, а значит, необходимо было
длительное упражнение в доброделании, чтобы этот навык в добродетели смог
стать как бы природой души» (16)

«В премудром замысле Творца человек не должен был оставаться один
среди прекрасной природы. Иначе он не смог бы выполнить свое назначение
в мире. Богу угодно было, чтобы человек, видя окружающий мир, определил
свое положение в нем и осознал себя через сравнение с тварями, которые были
также наделены жизнью. С помощью Божией Адам нарек имена всем скотам,
и птицам небесным, и всем зверям полевым (Быт. 2, 20). Этим самым первый
человек как бы изучал все живое, до него сотворенное. И это изучение
оставило в душе Адама скорбь оттого, что он среди всего живого не нашел
себе равного по существу. Как повествует Священное Писание, Господь Бог
навел на Адама сон, взял одно ребро его и сотворил ему жену, которую Адам
нарек Евой (Быт. 2, 21-22)» (17). «Господь предназначил человеку быть
посредником между созданием и Самим Собою, «между небом и землею».
Человек должен был охранять первобытную природу и поддерживать в ней
порядок» (18). Для развития духовно-нравственных сил и «упражнения в
делании добра, чтобы этот навык в добродетели смог стать как бы природой
души» Господь дал заповедь человеку: не вкушать плода от древа познания
добра и зла (19). «Прародители, будучи еще не утвержденными в добре, не
сохранили заповедь Божию и вкусили от запрещенного древа, что привело к
лишению райской жизни, а вместе и других Божественных дарований.
Они потеряли не только ближайшее общение с Источником жизни — Богом,
но и свое бессмертие, а вместо него приобрели смерть, обещанную за
преслушание» (20). Далее мы рассмотрим изменение всех сил человека после
грехопадения. Если совершенствование духовно-нравственных сил было
нужно человеку до грехопадения, то тем более оно необходимо после него. В
свою очередь, это определяет объективную необходимость
квалифицированной педагогической деятельности, сознательно
направляющей человека по этому пути. Педагогика святых отцов раскрывает
сущность человека, исходя из учения о трех его состояниях.

Примечания:

  1. Педагогика древних отцов и учителей Церкви. Киев, 1897. С. 11.
  2. Там же.
  3. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Слово о человеке. Введение.
  4. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Святитель Тихон Задонский и его учение о
    спасении. М., 1995. С. 166.
  5. Там же
  6. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Слово о человеке. Мироздание.
  7. Там же.
  8. Там же. С. 167.
  9. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Слово о человеке. Мироздание.
  10. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Святитель Тихон Задонский и его учение о
    спасении. М., 1995. С. 168.
  11. Филарет Московский, святитель. Цит. по: Священник Григорий Дьяченко. Уроки и
    примеры христианской веры,
  12. Опыт катехизической хрестоматии. СПб., 1900. С. 162.
  13. Григорий Богослов учит: «Если же последним явился в мир человек, почтенный
    Божиим рукотворением и образом, то это нимало не удивительно, ибо для него, как
    для царя, надлежало приготовить царскую обитель, и потом уже ввести в нее царя в
    сопровождении всех тварей». Святитель Григорий Богослов. Слово 44. На Неделю
    новую, а весну и в память мученика Маманта.
  14. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Святитель Тихон Задонский и его учение о
    спасении. М., 1995. С. 168.
  15. Филарет Московский, святитель. Цит. по: Священник Григорий Дьяченко. Уроки и
    примеры христианской веры. Опыт катехизической хрестоматии. СПб., 1900. С. 162
  16. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Святитель Тихон Задонский и его учение о
    спасении. М., 1995. С. 170.
  17. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Святитель Тихон Задонский и его учение о
    опасении. М., 1995. С. 169-170.
  18. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Святитель Тихон Задонский и его учение о
    спасении. М., 1995. С. 432.
  19. Там же.
  20. Там же.

Источник: Журнал «Пастырь»

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.