Зеркало для учителя

Статья

В жизни современного российского общества, стремительно и кардинально изменяющегося, очевидны то тяга к культурно-историческим истокам, то
стремление найти нечто принципиально новое, отвечающее духу времени, то
одно и другое вместе. Особенно отчетливо это положение проявляется в
системе образования, основные цели которой как раз и состоят в том, чтобы, с
одной стороны, передать молодым накопленный народом и человечеством в
целом багаж знаний и ценностей, а с другой — развить в них творческое
начало, способность к бережному использованию и продуктивному освоению
наследия прошлого.

Для достижения этих целей учебные заведения взаимодействуют с
деятелями науки и культуры, экологическими и патриотическими
организациями, с представителями основных действующих на территории
России конфессий, прежде всего с Русской Православной Церковью.
Подобная ситуация была бы просто невозможна еще несколько лет назад.
Атеистическая школа свои отношения с духовенством основывала на
постулате «Религия — опиум для народа». Атеистическая пропаганда в учебных
заведениях противопоставлялась «мракобесию», оплотом которого
провозглашалась Церковь. Верующий ребенок в классе был серьезной
проблемой, верующий педагог рассматривался как нонсенс.

Мудрое время многое расставило по своим местам. Многое, но не все.
Старые стереотипы в отношении религии очень живучи в сознании большой
части педагогов и администраторов департаментов образования. Изменение
религиозной ситуации, приведшее к бурному распространению
разнообразных сект и других фанатичных околорелигиозных организаций,
только подкрепляет настороженное отношение этих людей ко всему, что свя-
зано с религией. Поэтому путь к истинному взаимопониманию и тем более к
широкому сотрудничеству духовенства Русской Православной Церкви и
педагогов светских учебных заведений долог и непрост.

Важными шагами на этом пути являются регулярно проводимые как на
региональном, так и на всероссийском уровне конференции и чтения по
духовно-нравственному воспитанию, деятельность Координационного совета
Московской Патриархии и Министерства образования Российской
Федерации, личное общение педагогов с пастырями Церкви, а также
ознакомление с богословскими трудами, что можно рассматривать как
разновидность личного общения и с их авторами.

В числе лучших произведений духовной литературы, вышедших в свет,
следует упомянуть «Лекции по Пастырскому богословию» схиархимандрита
Иоанна (Маслова). Автор этой книги — один из последних старцев Глинской
пустыни, монастыря, известного своими богатыми духовными традициями. С
молодых лет ставший на путь монашеского подвига, отец Иоанн всегда
отличался превосходной способностью к учительству, мудро наставляя
богомольцев, приходивших в обитель за советом, отвечая на многочисленные
письма, поступившие от тех, кто искал духовного водительства и помощи.
После закрытия монастыря он закончил сначала Московскую Духовную
семинарию, а затем Московскую Духовную академию, оставаясь
высокодуховным старцем, строгим и ревностным хранителем иноческих
обетов. Это чувствовали даже его однокурсники, которые старались в его
присутствии быть степенными, серьезнее относились к учебе и исполнению
послушаний, часто просили, чтобы он их поисповедовал. Поэтому еще в годы
учебы в Академии отцу Иоанну было вверено духовное окормление
преподавателей и учащихся; кроме того, он исповедовал богомольцев. Эта
обязанность сохранялась за ним и позже, в годы его преподавательской
деятельности в Московской Духовной академии. Хотя вернее было бы сказать,
что он до конца своих дней не переставал заботиться о духовном благополучии
своих учеников. Он не просто рассказывал студентам о пастырстве, но давал
им живой пример истинного пастыря.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов) в МДА

Книга, на которой мне хотелось бы остановиться, составлена из лекций,
прочитанных отцом Иоанном (Масловым) в Московской Духовной академии.
Форма учебного пособия позволяет автору в четкой, логично выстроенной
последовательности дать анализ обширной пасторологической литературы,
опираясь на Священное Писание и Священное Предание, особенно на труды
таких подвижников, как святители Иоанн Златоуст, Григорий Богослов,
Дмитрий Ростовский, Тихон Задонский, преподобные Макарий и Амвросий
Оптинские. О каком бы аспекте пастырства ни писал отец Иоанн, он неизмен-
но исходит из собственного богатого опыта пастырского служения, из
наблюдений за жизнью и деятельностью, ошибками и достижениями многих
священнослужителей, шедших по этому пути рядом с ним.

Отец Иоанн стремился к тому, чтобы его работа не превратилась, как писал
он сам, «в одно лишь исследовательство, в пустое разглагольствование о
пастырском долге», чтобы не потеряла «внутреннее спасительное содержание,
оставаясь лишь формой». Благодаря своей книге отец Иоанн и сегодня
продолжает быть истинным пастырем, до сих пор ведущим за собой
верующих, а, по его же словам, «повести за собой пасомых, указать истинный
путь ко спасению может только тот, кто сам уже опытно прошел или идет по
пути, указанному Христом». Таким образом, читатель, даже незнакомый с
другими публикациями на эту тему, может, прочитав данную работу,
составить себе достаточно целостное и многогранное представление о
пастырстве как важной основе церковной жизни.

«Лекции по Пастырскому богословию» адресованы, конечно, прежде всего
будущим священнослужителям. Но и для светского человека в них есть много
ценного. Описывая историю пастырства, раскрывая его сущность, его
идеальные образы и смутные подобия, указывая на пороки и искушения,
подстерегающие пастыря в его деятельности, отец Иоанн, с одной стороны,
дает и нам, мирянам и обычным светским людям, в том числе педагогам,
ориентир, помогающий не ошибиться.

Эта книга — своего рода зеркало, в котором педагог по-новому видит самого
себя — не пастыря, но тоже учителя и воспитателя юных душ. Для того чтобы
стать хорошим педагогом, недостаточно прочесть несколько книг по
педагогике и даже получить диплом о высшем педагогическом образовании.
После окончания вуза все только начинается, и к профессиональному
совершенству можно идти всю жизнь. В принципе эта мысль справедлива по
отношению к любому специалисту. Но есть лишь очень небольшой круг
профессий, в которых личностные качества человека имеют
непосредственную связь с уровнем его профессионализма. Прежде всего это
касается педагогов и священников. Черствый самовлюбленный эгоист не
может быть ни хорошим педагогом, ни достойным пастырем, даже если он
прекрасно знает последовательность богослужения или свой предмет и
методику его преподавания. Поэтому, когда отец Иоанн (Маслов) пишет о
пороках человеческих, обесценивающих пастырское служение, обращающих
его во вред пасомым и всей Церкви, педагоги его прекрасно понимают и легко
находят параллели в реализации собственного предназначения. Не случайно
люди и обращаются часто к педагогам и пастырям одинаково — учитель. Им
верят, поскольку авторитет учителя, особенно в нашем обществе, всегда был
и остается до сих пор высоким.

Но вспомните старую добрую мудрость: «Учитель не тот, кто учит, а тот, у
кого учатся». Всегда ли люди следуют словам и советам учителей, как
достойно прожить жизнь? Увы, нет. Ответу на вопрос «почему так
происходит?» посвящены многие страницы в рассматриваемой книге отца
Иоанна.

Не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф. 5, 14). Учитель —
священник он или педагог — всегда на виду. У нас всегда особые требования
к его жизни, так как, провозглашая идеалы добродетельности, он сам первым
должен им следовать. Но многие ли из нас могут, положа руку на сердце,
сказать, что в своих словах, делах и помышлениях никогда не отступают от
идеала? Понятно, что это вопрос риторический. Однако из того, что идеал
практически недостижим, не следует, что к нему не стоит стремиться, что
никто из грешных людей недостоин звания учителя. Напротив, понимание
своего несовершенства — это не повод для формирования комплекса
неполноценности, а первое и необходимое условие профессионального роста
и пастыря, и педагога, фактор, помогающий избежать многих ошибок. «От
сознания, с одной стороны, высоты священства, — пишет отец Иоанн, — и с
другой — собственного недостоинства, в душе пастыря возникает
непрерывная борьба добрых влечений со злыми наклонностями, которая и
составляет его непрерывное подвижничество». С полным правом подобные
слова можно было бы адресовать и педагогам.

Эта книга («лекции по Пастырскому богословию») — своего рода зеркало, в котором педагог по-новому видит самого себя — не пастыря, но тоже учителя и воспитателя юных душ.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов) во время богослужения, второй справа, в МДА

Те качества, которые отец Иоанн (Маслов) считает необходимыми для
пастыря, должны присутствовать и в личности педагога. Их он указывает в
определении пастырства как «богоустановленного, благодатного,
исполненного любви и самоотвержения служения, имеющего своей задачей
всестороннее попечение о нуждах пасомых с целью содействия устроению их,
как сынов и наследников Царства Божия, жизни на земле и достижению ими
вечного спасения на небе». Итак, это служение должно быть исполнено любви
и самоотвержения.

Самоотвержение подразумевает такое отношение к своему долгу, когда все
другое, включая личную жизнь, отходит на второй план и, если и сохраняет
ценность, то лишь как средство для успешного выполнения
профессиональных обязанностей. Совершенно недопустимы при этом
сребролюбие, корыстолюбие и стяжательство. «Пастырь, не отвергнувший
страсть сребролюбия, — пишет схиархимандрит Иоанн, — в короткое время
теряет веру и делается формалистом. Для него пастырское служение
становится средством к достижению материального благополучия. Особенно
ужасно то состояние, когда священник смотрит на сан как на средство к своему
существованию, когда алтарь и престол, на котором совершается страшная
Бескровная Жертва, становится для него лишь местом работы с
соответствующей платой. Это страшный грех. Такой пастырь уже не есть
пастырь, но наемник».

И в лучшие времена, когда Церковь была многочисленна и сильна, ее средства
обращались не на службу конкретным лицам, а на строительство и
обустройство храмов и монастырей, на организацию миссионерской,
просветительской и социальной деятельности. Семьи священников никогда не
отличались богатством, особенно на окраинах огромной России. Сейчас же,
после эпохи гонений и попыток прямого уничтожения, разграбленной и
обескровленной Церкви особенно тяжело. Не имея заморских покровителей,
как многие ее нынешние противники (например, Свидетели Иеговы),
отделенная от государства, она может рассчитывать в основном на посто-
янную искреннюю поддержку простых верующих, в большинстве своем и так
живущих в крайней нужде. Те крохи, которые они приносят в храм, должны
цениться во много крат больше, чем некоторые подаяния богатых, подобно
тому, как сам Христос говорил ученикам о бедной вдове, пожертвовавшей
всего две лепты, что она положила больше всех, ибо все те от избытка своего
положили в дар Богу, а она от скудости своей (Лк. 21, 4).

Педагог совершает свое служение не в храме, его лекция — не проповедь,
но это не снижает ответственности учителя. Распространившееся в последнее
время представление о возможности приравнивания деятельности по
воспитанию и образованию к простому оказанию услуг настораживает и
противоречит той серьезной роли, которая принадлежит педагогам в любом
обществе, заинтересованном в сохранении своей самобытности и в дальней-
шем культурном развитии. Да, негосударственные коммерческие вузы, лицеи
и спецшколы появились уже повсеместно. Не секрет — средства, которые
родители тратят на образование своих чад, если рассматривать сумму в целом
по стране, превышают бюджет федерального Министерства образования.
Справедливости ради стоит сказать, что на сегодняшний день оплата
учительского труда государством так незначительна, что поставивший себе
цель материального обогащения вряд ли вообще заинтересуется этой сферой
деятельности. Как и представители многих других профессий, педагоги часто
вынуждены работать в нескольких местах, заниматься репетиторством.
Казалось бы — какое уж тут качество, где уж тут интересоваться личностью
учеников, подбирать к каждому «ключик»; если запомнишь в лицо хотя бы
половину из нас, и то хорошо.

Те качества, которые отец Иоанн (Маслов) считает необходимыми для пастыря, должны присутствовать и в личности педагога.

Отец Иоанн (Маслов) проводит занятия в МДА

Однако усилия, которые отдает педагог своей работе, его самоотдача вовсе не
определяются уровнем материального вознаграждения. И в коммерческих, и в
государственных учебных заведениях перед ним на занятиях дети, молодые
люди; от него зависит, что останется в их душах и умах после этих встреч.
Успехи и любовь ребят— главная награда, которой нет ни в одной тарифной
сетке, ради которой есть смысл работать даже в невыносимых условиях.
Причем, если что и может поставить под сомнение авторитет учителя, то не
его безденежье, а причастность к поборам с учеников под разными
предлогами. Преподаватель, зачет или экзамен у которого определяется не
знаниями студентов, а «N-ной» суммой, сам по себе, как педагог, не стоит
ничего.

Самоотверженность несовместима не только со служением маммоне, но и
с целым рядом других качеств личности, среди которых честолюбие и
человекоугодничество. Как пишет схиархимандрит Иоанн, честолюбие
«проявляется в том, что пастырь, во что бы то ни стало, хочет быть для своих
пасомых «авторитетом». Он считает себя знатоком во всех областях, во все
вмешивается со властью и требует признания этой своей власти». В свое
время, когда я только поступала в университет на философский факультет, то
была совершенно уверена, что знаю если не все, то почти все. Преподаватели
быстро развеяли мои иллюзии, и к моменту получения диплома я уже могла
вполне осознанно сказать вслед за Сократом: «Я знаю, что я ничего не знаю».
Но теперь мне уже предстояло самой идти в аудиторию в роли преподавателя.
Конечно, я волновалась — ведь в философии невозможно спрятаться за
готовые формулы и схемы. О чем бы ни пришлось говорить, всегда должна
быть очевидна собственная точка зрения, даже если это занятия по истории
философии, когда воспроизводятся идеи Конфуция или Платона, Канта или
Шопенгауэра, тем более, если идет лекция по какой-либо из философских
проблем, например, о смысле жизни, смерти и бессмертии.

Только позже, получив определенный опыт работы, я поняла, что быть
хорошим педагогом, особенно преподающим философию, это не значит знать
все. Важно быть живой, развивающейся, небезразличной к миру и людям
личностью, а это гораздо сложнее, чем просто коллекционировать
информацию. Иначе же «достучаться» до души студента, заставить его самого
думать, ненавязчиво направлять поиск им ответов на мировоззренческие
вопросы, невозможно.

Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам (Деян. 5, 29). И в
горе, и в радости пастырь должен быть со своими пасомыми. Причем
независимо от их национальности, профессии, должности и материального
положения. Более того, он скорее должен быть со слабыми и убогими, чем с
сильными и здоровыми как в физическом, так и в духовном плане. Он должен
речь свою приспосабливать к их интеллектуальным возможностям. Но при
этом он не имеет права приспосабливаться к их нравам, закрывать глаза на их
пороки, чтобы быть приятным для них во всех отношениях. Обращая
внимание будущих священников на эту опасность, отец Иоанн пишет: «Путем
целожизненного подвига в нравственном совершенствовании, пастырь
должен воспитать в себе глубокое и живое чувство Божественной Правды и
основывающейся на ней высшей человеческой справедливости». Правда же в
устах учителя действенна лишь тогда, когда порождается любовью и
кротостью, когда она сочетается с рассудительностью и искренним желанием
помочь ученику в борьбе с пороком.

Бог есть любовь (1 Ин. 4, 16). В этой короткой фразе содержится вся суть
христианства, на ней зиждется и Пастырское богословие. В евангельских
заповедях Иисус Христос говорит людям о том, на кого должна быть на-
правлена их любовь. Прежде всего — Возлюби Господа Бога твоего всем
сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим (Мф. 22, 37),
а далее — Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39). Без любви
теряют смысл и ценность любые духовные дары и деяния. Об этом святой
апостол Павел пишет в Первом послании к коринфянам: Если имею дар
пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что
могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто (1 Кор. 13, 2).
Но есть любовь и любовь. Даже материнская любовь, казалось бы, самая
сильная из данных человеку природой, может быть слепой, эгоистичной и
губительно сказаться на формировании личности человека. Высшая же
благодатная любовь — великий дар, доступный только духовно развитому
человеку, плод постоянного совершенствования в служении Богу и людям.
Она может жить только в очищенном от суеты и низменных склонностей
сердце. В этом смысле был прав Антуан де Сент- Экзюпери, говоря: «Зорко
одно только сердце, главного глазами не увидишь». Духовная любовь
бескорыстна и самозабвенна, чутка и рассудительна, не склонна к внешним
эффектам, но деятельна и неизменно благотворна. «Нет решительно ни одного
греха, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — которого бы, подобно огню,
не истребила сила любви». Такой любовью к своим пасомым должен обладать
истинный пастырь, который возвышается над ними как духовный отец. Ее
цель — не подчинение другого себе, а врачевание его душевных ран, содей-
ствие его спасению как в дольнем мире, так и в горнем.

Не секрет — в России не прижилась пока традиция посещения в трудной
жизненной ситуации психотерапевтических кабинетов. Нашему человеку со
своим горем естественнее пойти к батюшке в храм, куда до того, может быть,
он никогда не заходил. Порой это его последняя надежда. Оправдать эту
надежду, принять на себя людскую боль, дать облегчение и утешение —
значит спасти человека. Ставшего на этот путь служителя не смутят и не
испугают ни угрозы, ни притеснения, ни издевательства — многочисленные
примеры таких священников в XX веке дала история ГУЛАГа, они есть и
теперь. Схиархимандрит Иоанн (Маслов) жил в эпоху воинствующего атеизма
и не раз сталкивался с притеснениями со стороны государства; поэтому он с
полным правом указывает читателю, что «истинному пастырю, человеку идеи,
свойственна готовность пожертвовать жизнь за свою паству». А на это
способна только духовная любовь, отличающая такого пастыря. «Именно этой
любовью он в одних побеждает страх, в других — холодность и
пренебрежение; у одних вызывает доверчивость, других подвигает на
покаяние», — писал отец Иоанн (Маслов), который точно знал, что это значит
— о том свидетельствуют рассказы его духовных чад, собранные Н. В.
Масловым в книге «Благодатный старец».

Ни один учебник не даст ему (учителю) на этот случай готовых рекомендаций. Не делает этого и схиархимандрит Иоанн (Маслов). Но он заставляет и пастырей, и педагогов осознать главное: пока есть в душе учителя любовь и вера, у ученика есть еще шанс стать достойной личностью.

Педагоги, как и пастыри, обычно не выбирают себе учеников. Однако, если
бы возникла такая возможность, многие ли из нас не отказались бы ни от
одного из своих ребят? Ведь насколько легко любить хороших учеников —
внимательных, послушных, способных, настолько сложно так же относиться
к конфликтным и ленивым, искателям приключений и вышедшим из
неблагополучных семей, с ранних лет знающим, что такое алкоголь и
наркотики. Возможно, это самое большое испытание в деятельности учителя.
Ни один учебник не даст ему на этот случай готовых рекомендаций. Не делает
этого и схиархимандрит Иоанн (Маслов). Но он заставляет и пастырей, и
педагогов осознать главное: пока есть в душе учителя любовь и вера, у ученика
есть еще шанс стать достойной личностью. Если же мы отвернемся от него,
«поставим на нем крест», отчаемся искать в нем зерно добра и искру Божию,
этот человек может быть потерян для общества.

Обращая внимание на великую ответственность пастыря перед Богом и
людьми, перечисляя обязанности, которые ложатся на его плечи тяжким
бременем, автор «Лекций по Пастырскому богословию» тем не менее не видит
оснований для уныния и скорби. Ведь рядом с пастырем, пишет отец Иоанн,
«Сам Пастыреначальник, невидимо руководствующий и воодушевляющий его
на пастырский подвиг, с ним Его Святое Евангелие — учение любви, правды
и свободы, с ним святые Апостолы, святители и вся Церковь Христова». А
сегодня — это можно сказать совершенно уверенно — рядом с ним и многие
педагоги, в любви и вере воспитывающие молодое поколение граждан России.
Уверена, что после знакомства с книгой отца Иоанна (Маслова) «Лекции по
Пастырскому богословию» таких педагогов станет больше.

И. Б. Чернова, доцент кафедры философии и социологии
Адыгейского государственного университета, кандидат философских наук

Источник: Долг служения Отечеству. М., 2003, с.67-78

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.