ЗЛО ПОБЕЖДАЕТСЯ ДОБРОМ

Статья

По учению святителя Филарета Московского (Дроздова)

Святитель Филарет Московский (1782-1867)

Когда иеромонах Алексий (Симанский), будущий Патриарх
Московский и всея Руси, перешел на последний курс Московской
Духовной академии, он избрал не спокойную академическую, а
достаточно острую для российского общества начала XX века тему
кандидатского сочинения: «Митрополит Филарет о господствующих в
современном нравственно-правовом сознании понятиях». Эта тема
давала выпускнику Академии возможность не только проанализировать
деятельность уважаемого церковного иерарха, около 50 лет (с 1821 по 1867
год) возглавлявшего Московскую кафедру, и выразить отношение к его
духовному наследию, но и высказать суждения по многим насущным
проблемам своего времени. Сочинение написано в 1903-1904 гг., то есть
почти через 40 лет после кончины митрополита Филарета, но, как видно
из содержания работы, мысли и наблюдения, нашедшие отражение в его
трудах, нисколько не устарели к моменту окончания МДА иеромонахом
Алексием (Симанским). Более того, можно сказать, что они в
значительной части не устарели и по сей день. Вслед за митрополитом
Филаретом внимание будущего Патриарха занимали нравственное
состояние общества и выбор правильных, соответствующих церковному
учению средств борьбы со злом. Мы публикуем отрывок из главы его
кандидатского сочинения, в которой затрагиваются эти весьма
злободневные и для нашего времени вопросы.

Мы всегда склонны считать время, в какое живем, самым печальным и
самым низким по нравственности временем. И в этом взгляде есть
несомненная и очень большая доля истины. Само Священное Писание говорит
нам, что «лукавство» дней будет идти прогрессивно, по мере приближения
предела существования этого мира, что вера постепенно будет падать, что
нравственность будет расшатываться и что аще не быша прекратится дние
оны, не бы убо спаслася всяка плоть. Но, несмотря на столь ясное и
определенное слово евангельское, несмотря на то, что течение времени
постоянно с несомненностью подтверждает эти слова, всегда были люди,
решительно отвергающие положение прогрессирующей деморализации лю-
дей; постоянно были люди, стремившиеся доказать, что наши дни во многих
отношениях в экономическом смысле стоят выше времен прошедших и что
вместе с прогрессом культуры в научном и других положительных
отношениях прогрессирует и нравственность человеческая. Взгляд этот, как
идущий вразрез со словом богооткровенным, безусловно ложен, и укоренение
подобных взглядов ведет не к стремлению общества совершенствоваться
нравственно, а к расслаблению этических норм.

Митрополит Филарет, конечно, проникнут был духом взгляда евангельского.
Его гениальному уму, его чуткому сердцу, благодатно озаренному, было до
очевидности ясно, какими быстрыми шагами идет падение общества в
нравственном отношении. А его положение архипастыря — слуги Божия —
указывало ему средства борьбы с этим возрастающим злом. В 1861 году он
учредил в Москве молитвенное прошение, которое должно было
произноситься на всех службах на сугубых ектеньях. Прошение это не
заключало в себе ничего нового, так как оно было взято из литийных
прошений. Но этим сугубым призыванием к покаянной молитве владыка
Филарет хотел привести свою паству к убеждению в том, что наши дни
требуют особенного покаянного молитвенного обращения к Богу. Из Санкт-
Петербурга святителю был запрос, справедлив ли слух, распространившийся
там, «что в церквах Москвы во время богослужения читается недавно
составленная особая молитва об избавлении России от того затрудненного
положения, в котором она будто бы находится в настоящее время».

Святитель Филарет (Дроздов)

Естественно, было недоумение и даже беспокойство высших властей, так как
они прекрасно понимали, что в действиях святителя Московского не бывает
ничего необдуманного, не имеющего под собой какой-либо особенно важной,
серьезной и глубокой основы.

Митрополит Филарет, конечно, проникнут был духом
взгляда евангельского. Его гениальному уму, его
чуткому сердцу, благодатно озаренному, было до
очевидности ясно, какими быстрыми шагами идет
падение общества в нравственном отношении.

Митрополит Филарет, отвечая на запрос, дал пространное объяснение,
почему считает он необходимым особенно возбуждать народ к молитве
покаянной. «Побуждение, — пишет он в письме своем московскому генерал-
губернатору Тучкову, — которое руководило мной… есть религиозное и
нравственное». Далее, упоминая о записке, посредством коей он предлагал к
прошениям сугубой ектеньи прибавить литийное все возрастающую
распущенность мыслей и нравов святитель хотел напомнить власть имущим,
что пора осмотреться и принять серьезные меры к тому, чтобы начать иско-
ренение вредных начал, которые тогда с особенным рвением проводили те, кто
считал себя обязанным действовать и мыслить «в духе времени». Далее в том
же письме митрополит Филарет делает несколько указаний на вредное
направление в журналах и бесцензурной литературе. Это указание святитель
заключает следующими рассуждениями: «Нечистоты существуют; но их
выносить на улицу и показывать народу может решиться только тот, кто
лишен здравого рассудка или потерявший всякое чувство приличия». Эту же
мысль святитель высказывал в одной из своих проповедей: «Злоречие,
которым некоторые думают исправить зло, не есть верное для сего средство.
Зло не исправляется злом, а добром. Как загрязненную одежду нельзя чисто
вымыть грязной водой, так описаниями порока, столь же нечистыми и
смрадными, как он сам, нельзя очистить людей от порока. Умножение пред
глазами народа безобразных изображений порока и преступления уменьшает
ужас преступления и отвращение от порока, и порочный при виде оных
говорит: «Не один я, таких много; не очень стыдно».

За умножением грехов мысленных следует и
умножение грехов деятельных, частью незастенчиво
обнаруживающее себя в прискорбных зрелищах пред
глазами общества, частью примечаемое в признаках
скрытой заразы.

Укажите на темный образ порока, не терзая чувства и не оскорбляя вкуса
чрезмерным обнажением его гнусностей; а с другой стороны изобразите
добродетель в ее неподдельной истине, в ее чистом свете, в ее непоколебимой
твердости, в ее небесной красоте — тогда можете надеяться, что пленник порока
отвратит от него устыженный взор, придет к сознанию достоинства
добродетели, прострет умоляющие руки к небу и взыщет избавления от
нравственного плена и порабощения».

Эти проникновенные строки писаны как будто целиком для нашего
времени. В самом деле, когда более, чем теперь, были распространены
многочисленные издания, изображающие порок и преступление во всей
ужасающей наготе? Когда этот порок в изображениях «художников слова»
живописался рельефнее, чем в наши дни? И когда, наконец, более
развращающее влияние на умы имело это обнаружение порока, когда эти
«праздные слова» приносили более вреда, наносили больший ущерб
нравственности народа, чем в наши дни? Указывают ли теперь на темный
образ порока, не терзая чувства? Изображают ли добродетель в ее небесной
красоте?

«Между тем как государственная мудрость, — заканчивает свое рассуждение
святитель Филарет, — изыскивает средства законами и правительственными
мерами преградить разрушительное влияние противорелигиозных и
противонравственных мудрований и направлений и охранить дух
религиозный и нравственный, который есть истинная душа и сила жизни
общественной, не есть ли долг Церкви и ее служителей, при виде ослабления
сего духа, не тревожным, а тихим действованием возбуждать в народе
сознание своей греховности и расположение к смиренной молитве для
избежания гнева и прощения Божия и для привлечения Вышней помощи дела
самоисправления и общественного исправления? Не благо ли было бы, если
бы такими чувствованиями действительно одушевились чада Московской
церкви, и не одной Московской».

Московская духовная академия

Так, мы видим, неустанным попечением о нравственности своей паствы был
одушевлен святитель Московский, который главной своей задачей ставил
возвышение этой нравственности при возрастающей со стороны мира ложной,
основанной не на началах вечной истины и вечного добра, своеобразной этике.
Святитель «на страже правды и честности» ставил «высокий и сильный страх
Божий» в противовес малодушному и ничтожному страху мнения
человеческого. Архипастырь Московский «благовремение» и «безвременне»
постоянно поучал сеять слово истины и правды всем по мере сил каждого:
«Сейте слово истины и правды, кто может на большом, а другие на малом
поле; поощряйте к сему друг друга: посев может быть обширный и
общественный. От ревностного распространения в обществе слова истины и
правды должен произойти плод общественного здравомыслия и правдолюбия,
а от сего возрастающее обилие общественного мира и благоустройства». Как
это мало похоже на современные призывы к «сеянию», к работе над умами и
душами «малых сих»!..

От ревностного распространения в обществе слова
истины и правды должен произойти плод
общественного здравомыслия и правдолюбия, а от
сего возрастающее обилие общественного мира и
благоустройства.

В то время как «некоторые люди», неизвестно, «более ли других
обладающие мудростью, но, конечно, более других доверяющиеся своей
мудрости», «работали над изобретением и постановлением лучших, по их
мнению, начал для образования и преобразования человеческих обществ»,
святитель силой божественного слова, помощью мудрых, глубоких
доказательств применимости этих вечных истин ко всяким временам и
народам убеждал паству московскую, а в лице ее и всю свою всероссийскую
паству, держаться этих вечных начал и не менять их на шаткие и ложно
понимаемые, проводимые усиленно в обществе даже доныне начала
«гуманности», «образования», «свободы». В то время как современное, по
духу мира, мудрование о человеческом достоинстве, о человеческих правах,
человеколюбии, человеческом счастье не по высокому образу истины
Христовой старалось доказать, что все средства к счастью и благополучию
земному находятся в руках человека, святитель поучал с высоты своей
епископской кафедры, что смирение, смиренная покорность водительству
Промысла есть верный залог Божия благословения и благоволения к людям;
что «благоденствие великого народа» может устроиться «законным судом,
благоуправлением, добрым государственным домостроительством». Так
расходилось нравственное учение людей мира с нравственным учением
святителя, изводившего его из вечных нравственных начал церковного
учения.

Источник: Журнал: «Глинские чтения», сентябрь-октябрь, 2006 г.

Оцените статью
Московская педагогическая академия
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.